В России принят новый закон, упрощающий деятельность и регистрацию сект. — Комментарии экспертов (А. Дворкин, Р. Силантьев, прот. В. Чаплин)

Поводом к принятию закона стало обращение деструктивных псеводрелигиозных сект «Свидетели Иеговы» и «Церковь Сайентологии» в ЕСПЧ

При почти полном молчании ведущих СМИ, при отсутствии общественного обсуждения или хотя бы оповещения, в России был принят закон, дающий сектам, тоталитарным культам и малочисленным религиозным общинам любой степени экзотичности возможность официальной государственной регистрации. Фактически закон принят под давлением Европейского суда по правам человека, постановившего, что в РФ ущемляются права сект, сообщает газета Взгляд.

В конце минувшей недели Госдума без особого информационного шума сразу во втором и третьем чтениях приняла законопроект, облегчающий порядок регистрации новых религиозных объединений. Ранее на территории РФ действовало так называемое правило 15 лет, которое означало, что религиозная группа может получить государственную регистрацию только после предоставления документа, подтверждающего ее существование на протяжении 15-летнего периода и более.

Согласно новому закону, религиозные группы могут регистрироваться хоть на следующий день после создания, предоставив в территориальные органы исполнительной власти письменное уведомление.

Не исключено, что рано или поздно найдутся предприниматели, которые зарегистрируют свой кабак как «церковь курильщиков в помещении», а в уставе пропишут что-то вроде «покупать пиво и закуски – прямая обязанность адепта культа»

Однако секты по-прежнему в течение ближайших 10 лет после регистрации не имеют права создавать образовательные учреждения, учреждать СМИ, иметь при себе представительство иностранной религиозной организации и приглашать иностранцев для занятия профессиональной деятельностью, в том числе проповеднической и религиозной. Также в течение этого периода местные региональные организации не могут проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, тюрьмах, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов.

10 марта 2010 года в ответ на заявление общин «Церкви сайентологии» и «Свидетелей Иеговы» ЕСПЧ признал, что «правило 15 лет не соответствует Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», и обязал Россию исключить отказы в регистрации религиозных организаций из-за несоблюдения этого требования. После этого профильный комитет Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций рекомендовал к принятию в первом чтении правительственный законопроект, который существенно упрощает регистрацию религиозных организаций.

Первое чтение законопроекта состоялось только через четыре года, в октябре 2014-го. Но вопрос об отмене «правила 15 лет» поднимался несколько раз и до этого.

В 2013-м протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что «законопроект об упрощении регистрации религиозных организаций должен пройти общественное обсуждение». Этого самого «общественного обсуждения» в какой бы то ни было форме проведено не было.

Закон проходил тихо, писали о нем СМИ либо узкоспециализированные, сектоведческие, либо второго эшелона. Чтения в Думе он тоже проходил своеобразно: между первым и вторым-третьим прошло более восьми месяцев. Явно ждали, чтобы страсти улеглись и потом втихомолку принять законопроект сразу в двух чтениях — отлаженная годами тактика либеральных законодателей.

В 2014 году проект закона вызвал серьезные опасения у некоторых депутатов. Михаил Емельянов хотел «задать серьезные вопросы авторам законопроекта и прежде всего правительству РФ, не идет ли речь о легализации сект».

«Я прекрасно помню, как в 90-е годы в России пышным цветом расцветали религиозные секты с живыми богами во главе», – заявил он. Либерализация религиозного законодательства, по мнению депутата, может привести к повторению подобных явлений.

Правда, на момент первого чтения закон устанавливал самые минимальные рамки. Например, в отличие от итогового варианта, новозарегистрированным религиозным группам можно было вести образовательную деятельность, которая официально не рассматривалась в качестве собственно образовательной. То есть закон был гораздо более либерален.

С антисектантской инициативой выступила член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председатель координационного совета Союза добровольцев России Яна Лантратова. Она выступила в поддержку законопроекта «О миссионерской деятельности», суть которого в том, что «уличное миссионерство», которое так любят новые религиозные организации, теперь должно быть полностью добровольным со стороны тех, на кого направлена миссия. Законодательные нормы такого рода уже приняты в ряде регионов РФ, например в Белгородской и Новгородской областях.

Стоит отметить, что юридически в России централизованных религиозных структур практически нет. Проще говоря, община «Свидетелей Иеговы» в городе Луге Ленинградской области юридически – совсем не то же самое, что община «Свидетелей Иеговы» в городе Калуге. И поэтому когда судебным решением снимается с регистрации или запрещается деятельность общины каких-нибудь мормонов или сайентологов в одном из регионов РФ, это никак не влияет на другие регионы и деятельность местных сайентологов и мормонов. Более того, это не касается соседних общин того же вероисповедания и той же религиозной системы в одном и том же городе. Две общины неохаризматиков из «Вех Веры» или «Церкви Христа», будь они хоть в соседних домах, – это две совершенно разные религиозные организации.

Такая законодательная практика, идет со времен СССР, и касается не только сект, но и традиционных конфессий. Каждый православный приход, каждая исламская или иудейская община, каждая буддийская сангха – это отдельное юридическое лицо, отдельная религиозная структура.

Мнения экспертов о новом законе

Александр Дворкин: Для защиты граждан от сект нужно создать специальный государственный орган

«Конечно, к отмене 15-летнего срока я отношусь негативно. Но давайте вспомним, когда 20 лет назад принималось это ограничение, в стране был наплыв совершенно незнакомых нам религиозных организаций. Они достаточно легко получали официальную регистрацию. И чтобы хоть каким-то образом их «отфильтровать», был введен этот срок. Сегодня картина изменилась: многие из тех сект, не перестав быть деструктивными, этот срок прошли и официально зарегистрировались. К примеру, секта лже-Христа Виссариона в Сибири получила полную регистрацию в том числе и потому, что существует больше 15 лет. Хотя и сейчас появляются новые секты, и теперь они смогут зарегистрироваться без осложнений», — отметил эксперт.

По его словам, конечно, лучше иметь дополнительное ограничение для сект, нежели не иметь его. «Более того, меня возмущает избирательное отношение Европейского суда по правам человека. Ведь в том или ином виде ограничения для регистрации новых религиозных организаций есть во многих странах. До недавнего времени в Австрии существовал обязательный срок в 30 лет, сейчас его уменьшили в два раза. Этот закон принят чуть ли не Австро-Венгерской империей. И у Страсбургского суда он не вызывает претензий. Или та же Венгрия. Там организация для регистрации в качестве религиозной должна получить значительное число голосов в парламенте», — продолжил эксперт.

После того, как поправки вступят в силу, отметил Дворкин, какие-то сектантские организации смогут получить официальный статус и усилить вербовку. Но большей части населения это не коснется. «Саентологическая секта считает, что выиграет очень многое от принятия поправок. И в конечном счете сможет «дожать» свою регистрацию. Но я надеюсь, что этого не произойдет, потому что к ним суд выдвинул целый ряд других критериев, которых достаточно для того, чтобы не признать эту организацию религиозной. Например, тот факт, что все понятия и термины, связанные с саентологами, зарегистрированы в качестве торговой марки, за использование которой нужно платить. Религиозная организация не может быть коммерческой. Представьте себе, что Православная Церковь зарегистрировала как торговые марки термины: Евангелие, Церковь, Троица… И я не могу представить, как саентологи могут решить это противоречие между их претензией на религиозный статус и их коммерческой природой», — подчеркнул сектовед.

«Жертвы сектантства — это люди, и защитой их прав не занимается никто, кроме общественных организаций. У нас давно созрела необходимость государственного органа, который бы занимался сектами. Такого, какой есть во Франции, Бельгии, Германии», — заключил Александр Дворкин.

Прот. Всеволод Чаплин: Законопроект об упрощении регистрации религиозных организаций должен пройти общественное обсуждение

«Что касается пункта про отчётность в соответствии с законом об НКО, я пока не читал законопроекта, и потому не могу прокомментировать этот момент. Дело в том, что с отчётностью религиозных организаций всегда существует определённая проблема — отчётность требуется избыточная, и, чтобы понимать, какие предлагаются изменения, нужно детально посмотреть формулировку законопроекта.

Что касается отмены обязательного 15-летнего срока — я думаю, что этот вопрос нуждается в серьёзном общественном обсуждении. Правило, обязывающего группу просуществовать на территории Российской Федерации 15 лет до регистрации в качестве юрлица, на мой взгляд, себя неплохо зарекомендовало. Благодаря этой норме, в частности, была остановлена экспансия религиозных новообразований, в том числе поддерживаемых из-за рубежа.

Да, сегодня религиозная ситуация стала более стабильной, однако в вопросе, стоит ли теперь отказываться от этой нормы, я бы очень приветствовал широкую общественную дискуссию с участием разных государственных органов и религиозных общин. Кстати, вовсе не каждая из этих общин стремится к расширению религиозного плюрализма.

Я считаю, что Россия достаточно самостоятельная и свободная страна, чтобы в случае возникновения разночтений норм международного и национального права менять первую, а не вторую норму.

…А Когда возникают агрессивные культы, мимикрирующие под работу традиционных религий, и при этом разрушают семейную жизнь людей, отнимают у них имущество и жильё, организуют террористическое подполье — это более чем серьёзно. Религиозная сфера жизни сегодня не менее важна, чем экономическая, а может быть, даже более важна. И если государство и общество хотят чувствовать себя в безопасности в этой важнейшей сфере, им нужно очень хорошо подумать, как следует относиться к тем или иным религиозным или политическим течениям».

Роман Силантьев: Любое облегчение на фоне усиления сектантских угроз — опасно!

«Я являюсь заместителем председателя совета по религиоведческой экспертизе при Министерстве юстиции. Это ведомство решает, являются ли те или иные религиозные организации, претендующие на официальный статус в России, религиозными или нет. Наш Совет действует с 2009 года, и за время его существования было весьма скудное количество обращений — два заявления. Обратились езиды, представители традиционной религии, которых ныне режут ваххабиты в Ираке. Второе обращение было от армяно-католиков.

Вывод?! Все желающие деструктивные секты давно зарегистрировались. Кстати, без участия нашего Совета произошла неприятная история — зарегистрировали якутскую оккультную секту под видом традиционного языческого верования. Это весьма плохо, и регистрацию этой секты нужно пересмотреть. Ведь мимо нашего Совета не проходит ни одна регистрация религиозных организаций.

Что является религией, а что не является, решают в каждом государстве официально уполномоченные органы. В последнее время грань между религиями и псевдорелигиозными организациями размывается. Например, разного рода фейковые организации, сторонники «большого макаронного монстра», пытаются претендовать на статус религии. Для недопущения подобных эксцессов нужны экспертные советы. Нельзя верить на слово, нужна экспертиза, которая дает немало льгот. Надо оградить привилегированную группу юрлиц от мошенников.

Что касается пятнадцатилетнего срока, то в 1997 году такая мера пресечения имела смысл, но ныне миновало более пятнадцати лет, поэтому нет смысла в таком большом срок, но срок в 150 лет я бы одобрил, прибавив нолик.

Насколько опасен этот закон? Любое облегчение на фоне усиления сектантских угроз, учитывая не только ваххабизм, но и украинские события, где сектанты захватили власть, опасно! Поэтому я не могу положительно отнестись к облегчению подобной процедуры. Конечно, у нас есть достаточно молодые религии, и нельзя полагать, что процесс регистрации религий завершился. Даже езиды появились поздно, если сравнивать с христианством и исламом. Но, тем не менее, они религии. Конечно, могут появиться новые религии, но только будут ли они признаны через сотни лет, когда докажут, что повлияли положительно на культуру, оказали позитивное воздействие на определенный народ, сформировав свои цивилизации?! Это в теории возможно, но на практике маловероятно.

Если религиозная организация появилась на свет вчера, то практически исключено, что она пройдет регистрацию. К сожалению, много сект, поэтому разного рода мошенники пытаются этим заниматься. Я не исключаю появление новой религии типа езидизма, но полагаю, что это маловероятный сценарий. Религии появляются один раз в несколько веков, это весьма большая редкость. У религиозной организации должна быть история, и, если ее нет, то к ней будет соответствующее отношение. Если несколько предприимчивых мошенников, сидя на кухне, решили что-то создать, то у них нет шансов пройти регистрацию. Есть определенные критерии, по которым регистрируют, поэтому перехитрить специалистов столь же реально, как обмануть профессионального психиатра, симулировав шизофрению. В Совете высокий уровень надежности!»

По материалам: Взгляд, Русская Линия, Правмир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *