Экстремисты от «культуры». — Что дальше? | Ирина Васина

«Пока противник не сокрушен, vasinaя должен опасаться, что он сокрушит меня: следовательно, я не властен в своих действиях, потому что противник мне диктует законы точно так же, как я диктую ему их…»

Верующие граждане и общественные движения с тревогой констатируют, что произведения современного искусства давно находятся за гранью допустимого и не имеют с настоящим искусством ничего общего. Как противостоять адскому тренду и отличить авторское самовыражение от низкопробных подделок?

Глубокий кризис

Скандальные выставки, лишенные смысла спектакли, некачественные «калькированные» сериалы — все это приобретает поистине угрожающие масштабы. Этот кризис чрезвычайно опасен для общества, так как сегодня Россия оказалась на пороге серьезных и далеко не всегда приятных событий.

В этой ситуации как никогда народу необходимо сплотиться, чтобы выстоять. Историки и аналитики не раз высказывали опасения о том, что стоит лишить людей культуры и их можно будет быстро подчинить чужой воле.

Известный теоретик военной науки Карл Фон Клаузевиц говорил, что на победу помимо материального перевеса, сильнейшее влияние оказывают еще 2 фактора: моральная стойкость и случай. Моральные силы противника — это такая же сила, как и его материальный ресурс, и нужно быть предателем или идиотом чтобы не принимать мер к уничтожению моральной силы противника и сохранению своей.

Об это говорит и известный «друг России» Збигнев Бжезинский: цель «прогрессивного общества» — нивелирование цивилизационной идентичности России, что должно привести к включению ее в состав атлантической цивилизации на правах своего рода «дикой дивизии», «пушечного мяса». Культурные площадки России, по мнению Бжезинского, должны стать полем, на котором должны быть уничтожены даже воспоминания об иной культуре и иных ценностях, кроме «общечеловеческих».

Меры приняты?

Госдума, на первый взгляд, уже предприняла ряд шагов, чтобы обеспечить сохранность нравственных норм и российской культуры.

Так, например, в 2013 году в Уголовный кодекс была введена статья 148, подразумевающая наказание за оскорбление чувств верующих. Однако практика его правоприменения по-прежнему не значительна и закон не работает должным образом.

Только по одному случаю оскорбления чувств верующих на выставке «Скульптуры, которых мы не видим» в ЦВЗ «Манеж», начиная с 14 августа 2015 года, было подано более 3 000 заявлений. Правоохранители нарушили все законные сроки рассмотрения обращений, и жалобы верующих граждан до сих пор остались без ответа!

Как утверждают практикующие юристы, подобные дела в большинстве случаев отправляются «в стол».

На прошедшем в декабре 2015 года Круглом столе «Грани дозволенного в искусстве» адвокат Людмила Айвар отметила:

«Возбуждение уголовных дел по таким статьям – дело очень сложное. Чтобы признать, что имело место подобное правонарушение, нужна экспертиза. А правоохранительные органы у нас говорят: мы и так заняты убийствами, изнасилованиями, грабежами и кражами, еще не хватало тут вашей ерундой заниматься. Если ситуация неявная, не вызывает большого резонанса, — такие дела, как правило, остаются где-то в кабинетах у следователей — дознавателей».

Таким образом, все эти заявления превращаются в килограммы макулатуры, и нужен только чрезвычайный общественный резонанс или «мощный пинок сверху», чтобы началось законное рассмотрение.

«Когда принимают решение, с которым человек не согласен, он опускает руки и не идет до конца. Только когда все общество встанет на страже наших культурных ценностей, и мы пойдем до конца, тогда и добьемся результата», — заявила Людмила Айвар.

Спорные экспертизы

Прежде всего, речь идет о ряде спорных постановок, в которых отдельные искусствоведы видят карикатуру на Церковь, действующую власть, нравственные ценности.

Казалось бы, действительно все просто — нужно только провести экспертизу, которая докажет, что, например, постановка в театре, оформленная с ярко выраженными нарушениями и оскорбляющая чувств верующих, должна быть закрыта.

Например, ситуация, возникшая с нашумевшим «Идеальным мужем» в МХТ. Здесь режиссер К. Богомолов оскорбил и православную Церковь, и действующую власть. Вот ряд вопросов, которые просили поставить перед экспертом оскорбленные в своих чувствах граждане:

— Если на сцене появляется бородатый актер в одеянии, похожем на рясу православного священнослужителя, с большим крестом на груди, которого по действию зовут «отец Артемий»; во время спектакля к нему обращаются другие действующие лица — «поп», «батюшка», с представителем какой конфессии этот персонаж — «священник» может ассоциироваться у православного человека?

— Если вышеупомянутый персонаж — «священник», представлен как гомосексуалист, на сцене совершает развратные гомосексуальные действия с другими мужчинами (прижимается гениталиями к ягодицам другого мужчины, танцует с ними в обнимку, целуется с ними в губы), а также показан держателем приюта для педофилов, покрывающим их действия, — может ли это зрелище или информация об этом зрелище, выложенная на сайте театра МХТ, оскорбить чувства православного христианина?

— Если персонаж — священник по ходу действия открывает бутылку вина распятием, используя его как открывалку/штопор, может ли это зрелище оскорбить чувства православного христианина?

— Может ли зрелище перерождения во время действия этого «священника» в каннибала и мефистофеля или информация об этом зрелище, выложенная на сайте театра МХТ, оскорбить чувства православного христианина?

— Ассоциации с чем могут возникнуть у православного человека, при виде обнаженной женщины в костюме с элементами BDSM, которая висит над сценой, крестообразно раскинув руки, и опустив голову вниз?

— Может ли оскорбить чувства православного христианина зрелище этой женщины, или информация об этом зрелище, выложенная на сайте театра МХТ?

— Ассоциации с чем могут возникнуть у православного человека при виде этой женщины и молящегося перед ней священнослужителя (переродившегося по действию в каннибала и мефистофеля) и одетого в костюм, похожий на рясу?

А вот поразительная по своему бесстыдству, откровенно «заинтересованная» экспертиза по этому спектаклю: ссылка.

Для эксперта все описанное выше, лишь «самоирония и языковая игра, типичный пример искусства постмодернизма, глубоко раскрывающая тему фарисейства и духовной прелести (!)».

По мнению эксперта-лингвиста А.С. Левочской, в спектакле отсутствуют: «негативные оценки в адрес какой-либо расовой, национальной, этнической, религиозной и иной группы лиц»; «высказывания, содержащие негативные, уничижительные оценки личности как представителя определенной национальности, расы, этноса, религии и т.д.»; «унижения представителей какой-либо группы лиц».

Таким образом, эксперт и халатно подходящие к своим обязанностям органы дают «художнику» К. Богомолову право не обращать внимание на рамки морали, нравственности, кощунствовать, проявлять экстремизм, оскорблять.

И это не первый случай, когда экспертиза оказывается на стороне современных «свободных художников». Но это вовсе не значит, что придется согласиться с тем, что явно нарушает права многих.

«Как правило, экспертизу делают специально обученные специалисты. Не доверять экспертизе можно, и можно ее оспорить. Если это постановка в государственном театре, то здесь должны отреагировать соответствующие проверяющие структуры и, прежде всего, призвать к ответственности директора театра, который разрешил такую постановку. Кто должен взять и сделать это? Мы с вами, общество, тот общественный контроль, который законом у нас разрешен. Если мы считаем, что это неправильно и незаконно, аморально и неэтично, давайте об этом говорить», — заявила Людмила Айвар.

Ответственные лица…

Мнение Людмилы Айвар справедливое. Однако министр культуры Владимир Мединский лично присутствовал на одном из первых представлений «Идеального мужа», аплодировал и улыбался. Председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, а также ряд его коллег «не видят» описанных выше ситуаций, или, в некоторых случаях пишут «дежурное» — «надо разобраться», не предпринимая конкретных действий.

Хотелось бы услышать мнение читателей, как изменить текущую ситуацию в правовом поле, заставить законодателей и исполнительную власть обратить внимание на острейшую проблему и заставить закон работать?!

Отзывы и предложения можно направлять на электронную почту: v2020@yandex.ru либо писать в комментариях ниже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *