Российская Империя через замочную скважину | Почему стоит отказаться от просмотра фильма «Матильда»? | Константин Касимовский

matilda1Осенью этого года нас собираются осчастливить новым «шедевром» отечественного кинематографа, посвященном Русской истории. Будто не поняв правительственной установки на патриотизм, режиссеры ринулись снимать то, что не только к патриотизму, но и к элементарной исторической действительности не имеет ни малейшего отношения.

Речь идет о фильме Алексея Учителя «Матильда», представляющего зрителям историю знаменитой балерины времен крушения Империи Матильды Феликсовны Кшесинской. Не стану касаться творчества Алексея Ефимовича, неоднозначного и во многом противоречивого. Более важно, что в основе сценария, написанного другим неоднозначным автором — Алексеем Геласимовым лежит размышление ни то в стиле альтернативной истории, ни то в историческом сослагательном наклонении — «что было-бы, если-бы». Нам вновь демонстрируют заплесневелый с советских времен образ застенчивого и безвольного «царевича Ники», которым волевая и целеустремленная Кшесинская могла-бы управлять и тем самым оградить Империю от трагедии 1917 года.

Эта идея, кстати говоря, еще до премьеры в России плотно засела в сознании киноманов. На форумах, посвященных новинкам кино ее обсуждают как вполне реальное развитие событий, случиться которому помешала мать будущего Императора Николая Александровича, чуть-ли не силой заставившего его жениться на Алисе Гессенской.

Именно в этом и заключается антиисторичность фильма, когда под маской достоверных фактов нам преподносят сослагательное отношение к истории, которая, как известно, не терпит такого к себе отношения.

Конечно, идея альтернативной истории крайне занимательна и дает множество прекрасных поводов для размышления. Однако, если авторы фильма имели целью именно это, то им не стоило заявлять «Матильду», как фильм исторический. Но даже и это не является безусловно отрицательной стороной фильма. Зная (преимущественно из воспоминаний самой Кшесинской) о ее близком знакомстве с Цесаревичем Николаем, Геласимов и Учитель начинают выводить еще одну красную нить своего киноповествования, а именно любовную связь балерины и будущего Императора, да и других Великих Князей, уподобляясь «лавочным бабкам», от скуки промывающим косточки каждому прохожему.

Поскольку никаких достоверных доказательств их «интимной связи» нет и быть не может, авторы киноленты вступают на очень скользкую дорожку. Ведь уже сейчас, еще до премьерного показа, многие православные задумываются о подаче исковых заявлений в отношении «Матильды», как оскорбляющей религиозные чувства по отношению к святому Царю-мученику.

В таком отношении к исторической правде коренится нечто изначально порочное, нечто сродни подглядыванию в замочную скважину и историческому вуайеризму. И это нельзя оправдать желанием узнать побольше о жизни великих людей. Их жизнь всегда должна иметь налет легенды, что и создает образ их великой жизни. В противном случае, сообщая граду и миру все подробности жизни исторических личностей, снискавших мировую известность, мы неизбежно низведем их до обывательского уровня. А великие люди, как и все прочие, были подвержены недугам или порокам, ведь не даром сказано в Писании, что «несть человек, иже жив будет и не согрешит». Задача же христианина не в ковырянии в чужих грехах, а в исповедании своих.

Все вышесказанное подталкивает к мысли, что фильм «Матильда» не стоит смотреть. Запрещать его не стоит тоже, поскольку бороться с гнусностями полицейскими методами — путь неверный и недостойный. Высказать же свою позицию, разнести ее как можно шире и попытаться донести до потенциальных кинозрителей идею отказаться от просмотра «Матильды» — может оказаться куда действенней запретов, лишь создающих ненужную рекламу.

Константин Касимовский, председатель Общероссийского общественного движения «За Веру и Отечество» 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *