«При желании отбирать детей можно чуть ли не у каждого второго» — Макаровский суд лишил Анну Рожкову двоих детей

Фото: astv.ru

Фото: astv.ru

Резонансное видео, где запечатлено оскорбление полуторагодовалого ребенка медсестрой районной больницы Макарова, Южно-Сахалинской области, стало причиной огласки истории маленького Германа.

Итогом развития этой истории 9 августа стало судебное решение, согласно которому мать мальчика Анна Рожкова лишается родительских прав, в том числе на воспитание 6-летней дочери Сони. На обжалование решения суда у Анны есть 30 суток. После вступления решения в законную силу мальчика могут передать приемным родителям.

В настоящее время шестилетнюю Софию передали родному отцу, судьба маленького Германа — неясна. До вступления в законную силу решение суда можно обжаловать, но для этого нужны чёткие действия от мамы мальчика, чтобы доказать свою способность воспитывать детей. Такие, например, как устроиться на работу (Анну лишили всех социальных выплат по ребёнку) или пройти курс лечения от алкогольной зависимости.

Несмотря на помощь Анне, неоднократно предложенную реабилитационным епархиальным центром и протоиереем Виктором Горбачём, главой миссионерского отдела Сахалинской епархии, — об активных действиях Анны в этом направлении ничего неизвестно, сейчас Анна перестала выходить на связь.

Также стало известно, что мать троих детей Анна снова ждет ребенка.

В Макарове маленький Герман жил в двухкомнатной квартире вместе с мамой и шестилетней сестрой. Съемки местного информационного агентства «Сити Сахалин», проводившего собственное расследование, показывает, что все условия у ребенка были, в квартире хороший ремонт, много игрушек и детских вещей, общительная Анна, мать ребенка, не производила впечатления социально неблагополучной. Тоже самое в комментарии ППАЦ подтвердил и протоиерей Виктор Горбач, который лично встречался с Анной и с ее родственниками.

Но ребенка всё же изъяли.

После изъятия Германа из дома его, по непонятным причинам, поместили в инфекционное отделение макаровской ЦРБ. По словам сахалинских журналистов, в первое время там не было «ни сменной одежды, ни памперсов, ни игрушек», затем, после рассказа о Германе в СМИ, волонтеры стали приносить необходимое.

В больницу Германа привезли 9 июня, а позднее малыш был отправлен на проживание в семью опеки, впоследствии почти сразу отказавшейся от него. У данной семьи, к слову, уже семеро приемных детей, а фотографии, опубликованные местными СМИ, показывают депрессивную обстановку, в частном доме нет централизованных коммуникаций и спального детского места.

29 июня Германа поместили в Дом ребенка в Южно-Сахалинске. Чтобы навещать сына из Макарова, Анне приходилось преодолевать в общей сложности 400 километров, от Макарова до Южно-Сахалинска и обратно.

После пристального внимания СМИ к данной истории местные уполномоченные органы дали опубликовать выдержки из отчета по делу Анны.

Из опубликованных официальных отчетов следует, что:

«Семья Рожковых состоит на учете как семья, находящаяся в социально опасном положении, с сентября 2016 года. Анна Рожкова является – мать двух несовершеннолетних детей. Ранее она уже была лишена родительских прав отношении сына Кирилла (14 лет), который в настоящее время находится под опекой у родного дяди.

Семья Рожковой поставлена на учет, так как в семье сложилась социально опасная обстановка: мать злоупотребляет спиртными напитками, подвергает жизнь и здоровье детей опасности» (орфография источника сохранена).

Далее: «В феврале 2017 года супруг Рожковой скончался. Из-за этого Анна снова стала злоупотреблять спиртным. 7 июня 2017 года соседи семьи Рожковых обратились в полицию по причине того, что из неблагополучной квартиры доносились звуки драки. Прибывшие полицейские заметили, что на теле малолетней Софии прослеживается четкие следы побоев. Ребенок был доставлен в Макаровскую центральную районную больницу, где были установлены следующие диагнозы: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, многочисленные гематомы и ушибы, осаднение левой подглазницы. Со слов ребенка стало известно, что побои ей нанесла Анна Рожкова, которая, в свою очередь, вину отрицала в полном объеме и не могла вразумительно пояснить наличие на теле дочери телесных повреждений».

По словам сахалинской журналистки Екатерины Верик, объяснила она это дракой Германа с сестрой Соней, когда полуторагодовалый Герман взял крышку от кастрюли и в ходе игры ударил ей свою сестру. Изначально Соня подтвердила эти показания, но в дальнейшем, при беседе в полиции, шестилетняя Соня поменяла показания, сказав, что это действительно сделала мама. Стоит отметить, что беседа, где девочка дала такие показания, происходила без участия матери.

Как результатом в отношении Анны было возбуждено уголовное дело по статье 156 – неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, что привело в дальнейшем к лишению родительских прав.

Любовь Устиновская – омбудсмен Сахалинской области — дважды приезжала по данной ситуации в Макаров, и в своем комментарии по инциденту с малолетним ребенком отметила, что «органы опеки действовали в полном соответствии с законодательством», и что для решения мамы ребенка родительских прав «оснований более чем достаточно».

В защиту матери Германа выступает общественность, духовенство и просто неравнодушные люди, например, заместитель председателя Общественной палаты Сахалинской области Галина Дзюба и представитель Южно-Сахалинской и Курильской епархии – протоиерей Виктор Горбач.

Ранее в комментарии для Православного правозащитного аналитического центра отец Виктор заметил:

gorbach

«Подобных семей тут много, и, если руководствоваться строгими критериями, то при желании отбирать детей в этом районе можно чуть ли не у каждого второго».

Также в связи с лишением родительских прав Анны Рожковой сотрудники ППАЦ обратились за комментарием к известному миссионеру протоиерею Андрею Ткачеву, чтобы разъяснить позицию священства по вопросам изъятия детей у родителей:

tkachev

«Всячески нужно содействовать тому, чтобы дети оставались в семье. Дети, вне зависимости от того, в каком материальном положении находится семья, всегда хотят быть с родителями, а абстрактно предъявленные нормы, например, о количестве мягких игрушек, конечно, не является поводом для отнятия детей.

В любом случае нужно разбираться, есть и те семьи, пребывание в которых создаёт большие проблемы для детей. Должен быть интерес у государства о восстановлении и сохранении семьи, даже в случае, если семья более бедна, чем хотелось бы, конечно, если они нормальные люди и дети хотят оставаться в семье. Только в крайнем случае можно изымать детей из семьи, если их физическому здоровью что-то угрожает».

Изъятие детей от своих родителей в России регламентировано несколькими нормативными правовыми актами, например, законом № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», вступившим в силу 1 января 2015 года и, согласно которому, над каждой семьей в РФ может быть установлено социальное сопровождение или так называемый «социальный патронат». Основанием для патроната является поданное заявление либо самого гражданина, либо иных лиц, в том числе органов местного самоуправления и общественных организаций. На деле по обращению любого человека или организации, семью могут признать нуждающейся в социальном обслуживании, что впоследствии может явиться прямым основанием для изъятия ребенка.

Фактически данный закон позволяет проводить проверки в любой российской семье и исследовать любых граждан на предмет соответствия расплывчатым законодательным критериям «благополучности», и в разряд «неблагополучных» может попасть каждый родитель.

На сегодняшний день в семейном законодательстве складывается ситуация, когда меры, направленные на изъятия детей из проблемных семей, преобладают над мерами социальной реабилитации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *