Ложь и мифы сектозащитного движения в России | «Правозащитники» на страже сектантов

rch18В России в последние без малого три десятилетия мы наблюдаем активную деятельность особого рода «правозащитников», которых правильнее именовать сектозащитниками. Эти люди, преследуя определенные цели, осуществляют «правозащитную» деятельность очень выборочно, отстаивая интересы представителей интересующих их религиозных объединений и их членов, порой в ущерб другим. Важно отметить, что результатами деятельности сектозащитников в России пользуются заинтересованные иностранные структуры, занимающиеся организацией разного рода нападок на нашу страну. По этой и ряду других причин, российские сектозащитники как информационно, так и финансово активно поддерживаются из-за рубежа.

Как правило, сектозащитники у нас в стране оказывают услуги в правовом поле и в медийном пространстве исключительно т.н. нетрадиционным религиозным объединениям, или попросту сектам. Учитывая то, что в России сегодня действуют десятки сектозащитных объединений и сектозащитных информационных ресурсов, при необходимости объединяющих свои усилия,  вполне можно говорить о существовании в нашей стране целого сектозащитного движения. Некоторые, наиболее одиозные, объединения стоит назвать поименно. К ним относятся: «Славянский Правовой Центр», «Информационно-аналитический центр «СОВА»», «Московская Хельсинкская группа», «Центр религиоведческих исследований «РелигиоПолис», «Информационно-аналитическое интернет-издание  «Портал-Credo.Ru» и мн. др.

Забегая вперед, отмечу, что природа всего сектозащитного движения крайне  ущербна, так как одним из важнейших способов его существования является генерирование лжи и искажение действительности. Но подробнее об этом чуть позже.

Каковы же цели, преследуемые сектозащитниками и теми, кто их поддерживает? Таких целей несколько.

После крушения СССР и последовавших за этим мнимых дружественных отношений с Западом, определенными структурами тех же западных стран в отношении России продолжалась и продолжается поныне целенаправленная работа по ее дискредитации и по дестабилизации положения внутри нашей страны. Делается это, прежде всего, в целях максимального ослабления России. В 1990-е годы (и позже!) многие у нас в стране верили в правдивость заявлений Запада о желании помочь нам в преодолении возникших проблем очередного сложного витка истории нашего государства. Многие в то время были просто очарованы Западом и не видели никаких угроз исходящих оттуда. Но постепенно приходило разочарование. Наверное, раньше всего, оно пришло к тем, кто в эти смутные для России годы занимался проблемами экспансии в нашу страну религиозного сектантства.

Довольно быстро, к примеру, США начали использовать «религиозный фактор» для информационных нападок и давления на постсоветскую Россию. Вот уже много лет с завидной постоянностью конгресс США выступает с резолюциями о нарушении прав верующих и ограничении свободы вероисповедания в России, содержащими искаженную и ложную информацию.

Откуда берется информация для этих антироссийских докладов и резолюций, предположить не сложно. К примеру, достаточно отметить, что в 2009 году в ежегодном докладе «Поддержка США прав человека и демократии в мире», подготовленном американским «Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда», сообщалось о постоянных встречах представителей Государственного департамента США с приезжающими в США   сотрудниками упомянутой выше сектозащитной организации «Славянский правовой центр».

Как и в период холодной войны с СССР, в США определенные структуры продолжают создавать новые мифы о «нехорошей» России не гнушаясь ложными и непроверенными сведениями.

В этом году увидела свет работа известного российского психиатра профессора Ф.В.Кондратьева «Правозащитное» злоупотребление психиатрией». Данная работа касается проблемы хуления советской и российской психиатрии западными и отечественными «правозащитниками». В ней профессор Кондратьев доказательно развенчивает мифы и ложь о карательном характере советской психиатрии в отношении оппозиционно настроенных советских граждан, созданные на Западе в период холодной войны. Эти мифы создавались непосредственно при помощи выходцев из СССР, считавших себя «правозащитниками». Затем, после распада СССР эти же «правозащитники» и новые продолжатели их дела, занялись созданием очередных мифов о подавлении свободы совести при помощи психиатрии уже в современной России. К примеру, эти мифы активно разрабатывали представители Московской Хельсинкской группы. Так же активно этим занималась и т.н. «Независимая психиатрическая ассоциация» («НПА»), именующая себя правозащитной организацией. Под руководством президента «НПА» Юрия Савенко с середины 90-х годов  была  развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной  психиатрии,  озабоченной  проблемой распространения неокультов.  Сектозащитники активно заговорили о «карательной психиатрии», которая якобы теперь применяется в отношении «инаковерующих». Так, на страницах выпускаемого «НПА» «Независимого психиатрического журнала» утверждалось, что существует некий «госзаказ»  на  превращение   психиатрии   «в  аппарат преследования инаковерующих»,  что  психиатрия «навязывает» Русской Православной Церкви свои услуги по «психофармакологическому возвращению сектантов в лоно православия».

К тому же, как указывает в названной выше работе профессор Кондратьев, характерно то, что сектозащитная деятельность «Независимой психиатрической ассоциации» сопровождалась не только грубой ложью, клеветой и фальсификациями, но и нападками на традиционные  религии.

«Почерк» современных сектозащитников схож не только с «почерком» «правозащитников – диссидентов» и прочих деятелей времен холодной войны, но и с более ранними персонажами нашей истории, активно  боровшимися с Российским государством. Мало кто сейчас вспоминает, но известный революционер и один из архитекторов Советского государства Владимир Бонч-Бруевич в дореволюционное время активно занимался сектозащитной деятельностью.

В биографии Бонч-Бруевича, например, известен эпизод, когда осенью 1898 года он принимал активное участие в организации переселения сектантов-духоборов с Кавказа в Америку, спасая их (как считали инициаторы этого переселения) от «страшного» царского режима.

В период с 1908 года и до Февральской революции Бонч-Бруевичем были подготовлены и опубликованы несколько выпусков «Материалов к истории и изучению русского сектантства и раскола». Данные «материалы», помимо прочего, представляют собой собрание сплетен и жалоб, поступавших Бонч-Бруевичу от сектантов и им сочувствующих из разных уголков Российской империи. Эти жалобы содержат описания гонений, которым, по мнению их авторов, подвергались сектанты со стороны государственных властей. Возможностей у Бонч-Бруевича проверять всю поступающую информацию не было. Но он ее все же публиковал, т.к. главной целью его деятельности было не установление правды в данных вопросах, а борьба с ненавистным ему «царизмом»

Вне сомнения, сектозащитная деятельность Бонч-Бруевича в дореволюционный период велась им в целях борьбы с Российским государством, его устройством и была направлена на возбуждение ненависти российских граждан к собственному правительству и проч.

В Советской России, занимая высокие должности в руководящих органах государства, этот «правозащитник», ничем не гнушаясь, активно боролся с Православной Церковью, участвуя в ее ограблении (т.н. «изъятие ценностей») и уничтожении.

Этот «спасатель» русских духоборов, бережно переселявший их в Америку, будучи управляющим Делами Совета Народных Комиссаров, к примеру, завизировал в числе прочих постановление от 5 сентября 1918 года «О красном терроре», в котором, помимо прочего, говорилось о необходимости защищать Советскую Республику «от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях», а также о необходимости расстрелов всех заподозренных в участии в каких-либо организациях и мероприятиях, по той или иной причине, непонравившихся новым властям.

К сожалению, схожие черты с деятельностью Бонч-Бруевича мы находим и у современных сектозащитников. Это, прежде всего, т.н. «двойные стандарты», когда они, именуя себя «правозащитниками», обслуживают интересы всевозможных сект, а в отношении Православной Церкви инициируют нападки, занимаются дискредитацией непонравившихся им по тем или иным причинам представителей Церкви и общественных деятелей.

Современное сектозащитное движение расцвело в 1990-е годы, в период, когда в Россию с Запада и Востока хлынул поток сектантских проповедников и миссионеров. Возникавшие в нашей стране в результате их деятельности секты, осуществляли агрессивную прозелитическую работу, вовлекая в свои ряды наших сограждан, в большинстве своем крещеных в Православной Церкви, — а таковых в России всегда было и есть подавляющее большинство. Русская Православная Церковь в результате такой агрессивной деятельности сект, естественно, принимала меры для защиты россиян от их влияния. Эти меры выражались и выражаются поныне, прежде всего, в просветительской деятельности Церкви, предупреждающей о духовной и иных опасностях сектантства. Этой законной деятельности Церкви сектозащиники и противостоят, называя ее разжиганием межрелигиозной розни и прочими терминами. Когда же, преодолевая хаос 90-х, начало крепнуть и наше государство, и как результат, в целях защиты граждан ряд маргинальных сект в судебном порядке были запрещены, а в деятельности прочих религиозных объединений стали наводить порядок, сектозащитники закричали со страниц своих информационных ресурсов и прочих «трибун» о возрождении в России гонений на религиозные меньшинства и репрессиях.

Важно отметить, что одной из причин противодействия Православной Церкви со стороны сектозащитников является и тот факт, что часть этих «борцов за права»  являются адептами тех или иных сект. А некоторые сектозащитные организации были созданы непосредственно сектами. Например, «Международная ассоциация религиозной свободы» («МАРС»), филиал которой есть в России, была создана сектой адвентистов седьмого дня.

Для усиления влияния сектозащитников в России и более эффективной их деятельности, определенные западные структуры, помимо информационной, оказывают им серьезную финансовую поддержку.

Например, согласно открытым данным, опубликованным в сети Интернет, упомянутый выше сектозащитный «Информационно-аналитический центр «СОВА» является ключевым партнером структур скандально известного Джорджа Сороса. Вероятно, в т.ч. и по этой причине, не так давно «СОВА» официально была признана НКО- иноагентом.

Общеизвестно, что Дж. Сорос занимается созданием собственных структур и активной финансовой поддержкой интересующих его общественных объединений по всему миру, в т.ч. и в России. Считается, что организации Сороса принимали активное участие в подготовке ряда государственных переворотов в некоторых странах мира. В России, помимо прочих, к числу партнеров его структур так же относится и российская «правозащитная» организация «Мемориал». Данная организация была создана с целью изучения сталинских репрессий, но сумела отметиться и на сектозащитном поприще.

Естественно, финансово подпитываются сектозащитники и от самих сект. Например, упомянутая выше «Московская Хельсинская группа», как было доказано в одном из судебных процессов, получала деньги от секты сайентологов. Согласно информации из открытых источников, «Славянский правовой центр» получал финансовую, научно-методическую и организационную поддержку от американской секты мормонов и созданного при мормонском университете Бригама Янга (г. Прово, штат Юта, США) «Международного центра изучения религии и права» («МЦИПР»).

Кроме этого, сотрудники «Славянского правового центра» регулярно организуют платные вебинары «по повышению правовой грамотности» для лидеров российских неопротестантских и неопятидесятнических сект.

Стоит отметить, что сектозащитники интересны Западу еще и потому, что они активно влияли и по сей день пытаются влиять на принятие тех или иных законов у нас в стране, касающихся религиозной сферы.

Российские сектозащитники заявляют, что своими действиями приносят благо стране и ее гражданам. При этом, для достижения этого «блага», они, почему-то, считают правильным инициировать надуманные информационные и иного рода провокации, периодически вытекающие в серьезные конфликты внутри общества. А так же прибегать к помощи иностранных государств, явно настроенных враждебно по отношению к России. В результате, по факту, они становятся пособниками (всегда ли осознанно, не берусь судить) клеветнических и прочих преступных действий иностранных государств в отношении нашей страны.

А. В. Ярасов

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *