«Семейный киднеппинг» или 101-й способ разрушить семью

razvodСоциальные технологи нашли новый способ внедрения в семью для ее разрушения и дальнейшей атомизации общества.

Оказывается собственного ребенка можно похитить у своей семьи, то есть у самого себя. Либеральные «продвиганы» решили использовать семейные конфликты для лоббирования еще большей юридической сегрегации семьи, разжигания темы семейного насилия и дискриминации отцовства.

На очередном Круглом столе в Общественной палате обсудили антисемейную иницативу под названием криминализация семейного киднеппинга.

«Мы должны разработать рекомендации, чтобы внести изменения в российское законодательство… Это все очень тяжело психологически и для родителей, и для детей», — сказала первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства Юлия Зимова.

«В законодательстве Российской Федерации отсутствует закон, устанавливающий ответственность за действия, когда один из родителей хитростью или силой забирает и скрывает общего ребенка от другого родителя…», — беспокоится о Федерации представитель движения «Стоп киднеппинг» Екатерина Шумякина. «Стоп киднеппинг» работает при поддержке известного ювенального лоббиста — «Фонда профилактики социального сиротства», являясь скорее всего одним из его проектов.

Чтобы влезть еще глубже в дела семьи, искуны «насилия в семье» пытаются спекулировать на разногласиях даже в зарегистрированных семьях, либо в распавшихся, где отец не лишен родительских прав. Крикуны, которые не видят действительно серьезных социальных проблем, предпочитают капаться в семейных дрязгах, призывая ужесточить наказания в отношении родителей, подразумевая исключительно отцов, поскольку система всегда предпочитает видеть ребенка с матерью, какая бы она не была.

Сегодня серьезный резонанс пытаются раздуть из проблемы так называемого «семейного киднеппинга», которую искусно подключили к уже изрядно раздутой проблеме «семейно-бытового насилия». Все больше публикаций возникает о том, что россияне якобы воруют собственных детей, делая из обычных семейных розней повод для продвижения своих антисемейных законодательных проектов.

Как правило, вся тема сводится к историям достаточно истеричных мамаш, которых выводят из себя бывшие мужья, по-прежнему имеющие право видеть ребенка. Либо настоящие мужья, которые по каким-то причинам впали в немилость к благоверной, но смеют желать видеться с собственными детьми.

Отдельная категория это матери, которые в поисках сладкой и экзотичной жизни выходят замуж на экспорт в Турцию, Египет, Европу или за выходцев из дальних республик и краев бывшего СССР. А далее сценарий стандартный: рождаются дети, и тут внезапно выясняется, что супруг оказывается — маньяк, педофил, дегенерат, алкоголик и драчун, а законы местные вообще не рассматривают для нее никаких прав на ребенка. А каноны мусульманского общества так и вовсе не предполагают никаких прав матери на ребенка после развода. И начинаются долгосрочные тяжбы в духе: «а я же не знала, а он такой-сякой, где же закон…»

Что касается России, то права отцов после развода весят не много. Несмотря на то, что номинально права родителей равны, на практике суды всегда выступают на стороне матерей, какие бы аргументы и доказательства о ее родительской несостоятельности отец не приводил. Суд скорее лишит обоих родителей прав на детей и отдаст их приемным, чем определит право проживания ребенка с отцом.

При этом интересы и пожелания ребенка, как правило, не учитываются, детей нередко насильно заставляют жить с матерью во исполнение решения суда, а то, что мать-наркоманка, сектантка, или лесбиянка и распутница суд интересует в последнюю очередь. Поэтому значительная часть случаев по т.н. похищению отцом сына от матери, происходят по обоюдному желанию. Часть детей после определения суда самостоятельно сбегают к отцу, потому что видят несправедливое отношение матери к папе. Но феминизм, как известно, обладает единственным аргументом: «кричать погромче», поэтому позиция отцов практически не слышна и не интересна.

Дети имеют право иметь не только мать, но и отца, хоть это многим уже и покажется странными. И как не странно, это право все еще гарантируется детям Семейным кодексом. Согласно ст. 61 отец имеет равные права с матерью в отношении детей. Соответственно, если мать незаконно запрещает видеться детям с отцом, он ищет возможности увидеться самостоятельно, имея на это полное право.

И вот тут как раз злостные «мамафилы» инкриминируют ему совершенно взятую с потолка тему «семейный киднеппинг», который строится не на законе, а исключительно на феминистском лозунге «женщина всегда права», которому действительно теперь пытаются придать правовой статус, полностью дискриминируя права отца на детей, и наплевав на права ребенка иметь, любить и как минимум видеть своего отца.

Как бы не сложилась ситуация в семье, дети все равно ждут папу, любят его и хотят с ним почаще встречаться. Никакой развод не может отменить родительские права.

Практически все квалифицированные адвокаты и психологи по семейным делам в один голос подчеркивают, что в интересах ребенка сохранить ровные дружеские отношения между родителями, чтобы не нанести душевную травму детям. Нормальное общение и регулярные встречи с отцом, без поддержания атмосферы ненависти и травли одного члена семьи против другого будут способствовать формированию социально здоровой личности.

Здесь же нам предлагают уже готовый проект, как еще сильнее развалить семью, наделив законными правами женщин, чтобы гнобить своих ставших ненужных мужей уже по закону, и ущемить самых беззащитных участников нашего общества – детей, сделав из них неврастеников, и «мамкиных сынков».

Как только такой перекос в правах членов семьи будет законодательно закреплен, по семье, как основе существования общества, можно начинать петь отходную панихиду. А дети, которые по феминистским понятиям, являются частью тела женщины, эдакой опухолью или аппендиксом, станут просто придатком личной жизни, которым можно в случае необходимости пошантажировать бывшего или нынешнего.

Что нам сейчас предлагает фемино-машина?

Статья 66 СК РФ подчеркивает практически тот же объем всех прав и обязанностей родителя, проживающего отдельно, как если бы отдельного проживания от несовершеннолетнего не было. Значит отец, тем более, если он не в разводе с матерью, может вполне прийти и взять ребенка на прогулку или поехать с ним еще куда-либо, никаким «киднеппингом» это не является и быть не может в принципе, поскольку это его ребенок. То же самое и в отношении разведенных родителей, договоренность об общении и проживании с детьми происходит устно, если иного не определено судом. При этом существует ряд моментов, которые родители по–прежнему должны решать сообща: выезд ребенка за границу, изменение имени, фамилии и некоторые другие.

Сегодня же данные деятели, выступающие от всего общества в общественных палатах, предлагают нам внести поправки в целый ряд законодательных актов, по сути, делая еще один шаг к отстранению отца от жизни семьи и лишая прав на собственного ребенка.

«России нужно законодательное определение термину «семейное похищение»», — говорят нам. Очередной гвоздик в психику детей и человеческие нормы существования общества.

Конечно же, общественники заявляют о том, что борются за права обоих родителей, в том числе и против запрета видеться отцу с ребенком, но по факту, все их истории сводятся именно к дискриминации отцовства, или истерии о неудачных «курортных романах». И учитывая уже приниженное положение отцов в России, при законодательном введении наказания за «семейный киднеппинг», ответчиками станут исключительно отцы, — целевая группа данного новоявленного «криминала» очевидна.

Святослав Воронов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *