Телемедицина в России — доступная помощь или «оптимизация» здоровья

telemedicineГоворя о новом направлении в российской медицине — телемедицине, в первую очередь следует принять во внимание основные тенденции развития нашего здравоохранения в последние годы, это «оптимизация» и «коммерциализация».

В проектах Министерства Здравоохранения по-прежнему размыты представления о сути самого здравоохранения, и изначальных целях медицины – забота о здоровье граждан, и все больше прослеживается утилитарный подход с целью наживы на естественных потребностях людей в медицинской помощи.

Медицина и социальная сфера в целом с каждым годом приобретает все более коммерческий характер, отходя от прямого своего назначения — оказания помощи людям. Врачи, также как и учителя, теперь должны не лечить и учить детей, а зарабатывать бюджетные деньги для своих поликлиник и школ. Система надбавок и стимуляций, планов и штрафов превратила представителей священных народных профессий в обычных менеджеров, которые трудятся уже не в уважаемой сфере социального блага, а выступают просто поставщиками услуг.

Большинство же указов Минздрава и законодательных актов в области здоровья граждан говорят о том, что о реальной бесплатной медицинской помощи надо постепенно забывать и откладывать все больше денег на лечение и лекарства.

Вот и этот год ознаменовался вступлением в силу закона о телемедицине, пока что в урезанном виде. Несмотря на положительные моменты и благовидные мотивы повышения качества и доступности медицины, — представляется, что экономическая выгода – основная причина внедрения данной технологии.

Закон о телемедицине 

Услуги по удаленному консультированию пациентов проводились и раньше, но до этого они носили скорее рекламный, информационный характер, — когда пациент рассказывает о своих проблемах, а врач ему рекомендует прийти на прием в его клинику.

Сейчас же со вступлением в января 2018 г. закона о телемедицине  открываются серьезные перспективы для развития нового направления, на первый взгляд выгодного пациентам. Регламентируется в первую очередь создание мобильной видео-связи между врачами, для скорой и качественной постановки диагноза, транспортировки тяжело больных пациентов в другие регионы, проведение консилиумов между больницами,  образовательных мероприятий онлайн.

По линии взаимодействия врач-пациент законом и принятыми регламентами пока разрешается лишь вторичная консультация для корректирования лечения. Однако как именно будет контролироваться и оцениваться содержание медицинской консультации пока не ясно. И вероятно, при массовом переходе на мобильную медицину, качество оказываемой помощи будет снижаться.

Уже сегодня медицинские эксперты бьют тревогу и заявляют, что внедрение полноценных консультаций на основе видео-чатов – опасная тенденция.

По мнению заслуженного врача России, д.м.н., профессора Елены Сибилевой, «когда мы говорим о консультациях между специалистами по средствам телемедицинских технологий, то это благо, но когда речь идет о диаде пациент — врач, то здесь следует задуматься: не нанесет ли вред дистанционное лечение пациенту».

По данным аналитической компании «Мар Консалт», более половины медиков уверены, что внедрение новой технологии только увеличит процент врачебных ошибок и неправильных диагнозов. Это будет происходить из-за того, что отсутствует непосредственный физический контакт между специалистом и пациентом. При постановке диагноза врачи опираются не только на ощущения самого пациента, но и на свои собственные. Для этого необходим визуальный контакт.

Бюджетные учреждения

Для бюджетных лечебных учреждений телемедицина сулит перспективу значительных денежных вливаний, закупку мобильного оборудования, компьютеров, обеспечение высокоскоростной связи. На внедрение инноваций планируется ежегодно выделять 750 млн. рублей. Кой-кому это даст по традиции возможность » высокотехнологично» подзаработать на распределении тендеров на «госзакупки» мобильных устройств и программ.

Однако, учитывая дефицит бюджетного финансирования медицины, пока не ясно войдут ли и в каком объеме телемедицинские услуги в список услуг, предоставляемых по ОМС. Если же массовая телемедицина станет бюджетной, то на чем начнут экономить?

Закон пока не дает право врачам удаленно ставить диагноз, но позволяет проводить мониторинг состояния здоровья пациента при условии его первичного очного осмотра. Поэтому заменить очные приемы  видео-консультациями в ближайшее время не получится. Минэкономразвития прямо говорит о перспективе развития телемедицины в первую очередь как об источнике экономии бюджетных средств, в том числе за счет снижения числа амбулаторных приемов. «Оптимизаторы» от медицины тоже не останутся в стороне.

Приводится статистика. В Нидерландах внедрение технологий телемониторинга за пациентами, страдающими хроническими сердечными заболеваниями, позволило уменьшить количество госпитализаций на 64%, амбулаторных посещений — на 39%, время госпитализации — на 87%. В 2015 году в Штатах, по статистике Американской телемедицинской ассоциации, проведение дистанционных консультаций, мониторинга и корректировки лечения сокращает число койко-дней на 25%, количество госпитализаций — на 19%, количество обращений за очной консультацией — на 70%.

То есть экономия средств на лицо, также как и рост прибыли, а вот что говорит статистика о снижении качества бесплатной медицинской помощи и роста числа неправильных диагнозов не известно… А о результативности интернет — медицины в целом? Статисты не торопятся проводить такие исследования.

Внедрение телемедицины также предполагает электронный документооборот, идентификацию пациента и врача онлайн, и в перспективе электронные рецепты на лекарственные препараты, и информированное добровольное согласие в электронном виде.

Поскольку государство может не потянуть полноценное внедрение телемедицины, эксперты оценивают новый закон больше как базу для развития коммерческой медицины.

Коммерческий сектор медицины

Закон дает перспективу развития отдельного направления в платной медицине, который уже давно с успехом развивается на Западе.

Текущая редакция закона изрядно огорчила участников и лоббистов будущего рынка телемедицины в России. Национальная телемедицинская ассоциация, Институт развития интернета (ИРИ), Фонд развития интернет-инициатив и «Яндекс» настаивают на разрешении для врачей дистанционно осуществлять уже первичные консультации. По их подсчетам, клиент будет менее охотно пользоваться их услугами провайдеров, если не сможет получать решение своих проблем со здоровьем «под ключ».

Пока не решен вопрос с системой авторизации и шифрованием данных. В  единую государственную информационную систему здравоохранения (ЕГИСЗ) по закону не могут включаться поставщики услуг и частные медицинские заведения. А без авторизации или без электронной подписи в «согласии на обработку данных» осуществлять медуслуги запрещено. Врач должен быть трудоустроен и оказывать медуслуги исключительно от лица медицинского лицензированного центра, что также отодвигает провайдеров от желаемой кормушки, и заставляет не напрямую сотрудничать с врачами, а делиться прибылью за «медпомощь» с клиниками.

Но это все лишь пока, эксперты уверены, что путем принятия подзаконных актов, телемицицинский рынок услуг будет либерализован до «нужного уровня».

Текущие законодательные ограничения останавливают далеко не всех теле-медиков, «Яндекс. здоровье» активно предлагает посреднические услуги по проведению консультаций наподобие медицинских – в формате «первичной медико-санитарной помощи», перекладывая всю ответственность на конкретные медцентры. Стоимость консультации на сегодня – 500 рублей.

Проект «Онлайн-доктор» (Медицинские мобильные технологии — ММТ) предлагает также около-медицинские консультации по цене от 800 до 3000 рублей в духе: «если у вас аллергия на кошку – выкиньте кошку» или «пришлите нам анализы, мы сделаем заключение». Магазин бытовой техники М.Видео взялся выступить ретейлером теле-медицицинских услуг и продвигает карты абонентского обслуживания от «Онлайн докторов» в своей сети наряду с холодильниками и пылесосами. Годовая карта на круглосуточный доступ к услугам дежурного терапевта стоит всего 5000 рублей.

Директор ММТ Денис Юдчиц настроен оптимистично: «В ближайшие годы ожидается рост рынка на 20-25%. В перспективе 3-5 лет у телемедицинского рынка есть потенциал достичь показателей объема, превышающий 18 млрд рублей. А вот насколько быстро мы сможем дойти до этой цифры, зависит от развития законодательной базы «.

Плюсы и минусы

+ Упрощенная связь со своим лечащим врачом. Сейчас доктора в поликлиниках не охотно идут на дополнительное консультирование пациентов по телефону и корректирование лечения. Теперь же это станет возможно, если будет дополнительно оплачиваться из ФОМС. Пока не ясно, появится ли на это у врачей время, учитывая, что многие ради выполнение плана трудятся на нескольких ставках.

+ При грамотном подходе и доступности услуги, существует возможность использования телемедицины для ранней диагностики заболеваний и профилактики

+ Анализы, как планируется, можно будет отправить по электронной почте и сделать заключение по ним также можно будет удаленно за счет ОМС.

+ С 2019 г. удаленно можно будет получить рецепт на лекарство, что уменьшит очереди в поликлиниках тех, кто пришел «просто спросить».

+ Пациенты, кто обладают мобильной связью, гаджетами и быстрым интернетом, смогут получать консультации удаленно. Сейчас же в поликлиниках Москвы, где проводят эксперименты по внедрению телемедицины, требуют смартфоны с возможностью видео-связи.

— Лиха беда начала, скорее всего, лоббисты телемедицины, уже инвестировавшие миллиарды в развитие данной мобильной индустрии, на этом не остановятся, и путем принятия подзаконных актов, постепенно будут разрешены все виды консультаций удаленно.

— С развитием технологий телемедицины бюджетные средства на традиционную медицину будут сокращаться, а это значит, что регионы не получат новых больниц, старые не будут отремонтированы, и квалифицированных специалистов понадобится меньше, ведь один терапевт удаленно сможет принимать вдвое-втрое больше пациентов, чем при личном осмотре. То есть часть реальных проблем медицины (дефицит кадров, очереди, доступность на бумаге могут исчезнуть и их можно по-прежнему не решать).

— Внедрение технологий телемедицины может означать скорое сокращение количества визитов пациентов и их продолжительность пребывания в стационаре. То есть старые поликлиники, требующие ремонта, и амбулатории могут скоро и не понадобиться, также как и недостающие места в больничных палатах, — по крайней мере статистически надобность в них отпадет.

— Большая часть заболеваний не может диагностироваться удаленно, даже при наличии анализов и исследований. Отсутствие «физикального осмотра» снижает правильность диагноза, исключается тактильный контакт.

Пока все это кажется далеким будущим, ведь у многих граждан, особенно социально незащищенных слоев, до сих пор нет качественных средств связи. Но ведь это не стало препятствием для повсеместного внедрения электронной записи в поликлиниках или электронных дневников в школах. В московских поликлиниках, где уже сегодня проводятся эксперименты по внедрению телемедицины, от пациентом — участников проекта потребовали наличие смартфонов с видео-связью.

Электронный контроль и врачебная тайна

Авторизация будет проходить через единую систему авторизации и идентификации, а медицинские и биометрические данные будут доступны через ЕГИСЗ.

Хронических пациентов, инвалидов, психиатрических больных могут посадить на индивидуальные средства мониторинга состояния здоровья в домашних условиях, осуществлять контроль приема лекарственных средств, давления и вести полный патронат.

Вся история болезни пациента будет доступна в любом медицинском учреждении, даже в случае переезда в другой город. Закон предусматривает активное развитие единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения.

Предполагается, что информация обо всех пациентах нашей страны, независимо от того, лечатся они в государственных клиниках или частных, теперь должна будет отправляться в единую государственную базу данных. То есть все медицинские учреждения, включая государственные, а с 2019 года и частные, обязаны будут интегрировать с помощью электронных средств связи все данные о проводимых услугах, включая поставленный диагноз, протокол врача и СНИЛС пациента, в Единую государственную информационную медицинскую систему.

Иными словами, в ней будут храниться и диагнозы россиян, и то, какое им проводится лечение, и особенности течения их заболеваний. Существует немало примеров, когда даже самые засекреченные базы данных вскрывались хакерами. В прошлом году хакерская атака накрыла больницы Лондона — и врачи, и пациенты оказались в полной растерянности. Вскрывались и базы данных ЦРУ, и клиентские базы данных банков. В России же с защитой информации дела обстоят плачевно. Даже милицейские базы данных не представляет труда сегодня купить — и вычислить адреса и телефоны любых людей, медицинская база будет лакомым куском для многих аферистов и преступников.

В статье закона есть пункт, согласно которому любой уполномоченный представитель пациента может затребовать все хранящиеся в Единой государственной информационной медицинской системе данные. Представителем пациента может быть и любой оператор.

Соглашаясь с условиями пользовательских соглашений люди нередко наделяют операторов правом пользоваться личной информацией в своих целях. А дальше это юрлицо может обратиться к Единой информсистеме и запросить все данные, даже не ставя пациента в курс дела. Это дает возможность различным сервисам с клиентскими базами легко собирать пациентские данные. Врач подписывает протокол лечения и обязан направить эту документацию в третью систему, ему не подконтрольную, и при этом якобы нести ответственность за сохранность врачебной тайны. Иными словами со временем врачебная тайна по факту перестанет в России существовать.

Представляется, что при сложившимся утилитарном технократическом подходе плюсы телемедицинских технологий так и не будут в полной мере реализованы, а минусы будут увеличиваться геометрически в соответствии с постепенным отходом от социальных обязательств государства. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *