Николай Каклюгин, пребывающий в СИЗО Новочеркасска, после допроса «свидетелей» объявил голодовку

kaklyugin0Защита Николая требует передачи дела в Следственный Комитет по Ростовской области.

Николай Каклюгин отказался от приема пищи в СИЗО-3 города Новочеркасска Ростовской области. Каклюгин обвиняется в хранении и попытке сбыта крупной партии наркотиков. Следствие до сих пор не объявило никаких фактов о том, кому и когда была произведена попытка найденных при задержании наркотиков. Комментарий ситуации с голодовкой психиатра-нарколога Николая Каклюгина:

«Только через месяц моего пребывания под стражей 20 ноября 2018 года сторона обвинения представила ПЕРВОГО за все время проведения следственных действий гражданина, решившегося лжесвидетельствовать против меня.

Им оказался некто Максим Красильников, трижды судимый, сначала в 2007 году реабилитант, а после – руководитель (с перерывами на алкогольные запои в 2007-2012 годах) Спасо-Преображенского реабилитационного центра для алко- и наркозависимых в станице Темнолесской Ставропольского края. Руководитель всей сети аналогичных учреждений Юга России Николай Новопашин является в последние годы депутатом Ставропольской городской думы. Оба этих человека уже несколько лет теснейшим образом взаимодействуют с представителями сектантского «Национального антинаркотического союза».

Максим Красильников, проживая в Новороссийске, уже не первый год зарабатывал себе на жизнь тем, что отправлял за «откаты» в размере 10-20 тысяч рублей за человека неопятидесятникам алкоголиков и наркоманов после проведения «мотивационно-манипуляционной работы» с их родственниками. В июне этого года Максим Георгиевич в состоянии сильного алкогольного опьянения звонил мне и предлагал, ссылаясь на предложение от Юлии Павлюченковой — президента «Национального антинаркотического союза» (НАС) — выкупить черновики и право на фильм «Национальный антинаркотический союз — сектантская империя». Естественно, ему было отказано. После этого мои контакты с ним были прерваны, номера телефонов заблокированы.

И вот теперь явление Красильникова в качестве лжесвидетеля…

С его стороны на очной ставке, организованной следователем ОРП на ТО отдела полиции №7 СЧ ЧМВД России по Ростовской области прозвучала история, датированная началом марта этого года, когда у нас, действительно, была совместная поездка из Краснодара в г. Шахты Ростовской области. Тогда я, пожалев безработного на тот момент Красильникова, попытался устроить его заместителем руководителя, испытывавшего на тот момент дефицит кадров шахтинского совместного государственно-церковного проекта наркологического реабилитационного центра — первого, в своем роде уникального, для региона. Зная лично многие годы и одно время работавшего под руководством главного нарколога гор. Шахты и Шахтинского района О. П. Добрели, нуждавшегося весной в притоке нового персонала и обновлении реабилитационной программы, попытался помочь и тому и другому.

Но Красильников на очной ставке 20 ноября дополнил описание того мартовского дня выдуманными для следствия и проводимого им в жизнь заказного дела дополнениями. Якобы перед отъездом из Краснодара в Шахты я пригласил Красильникова в свой дом, и зачем-то показал ему как расфасовывать некое порошкообразное вещество. Даже пояснил, что это — «соли», т.е. наркотик, и сказал, по сообщению лжесвидетеля, что это — «классно!». Такое слово вообще отсутствует в моем лексиконе.

Затем, по версии Красильникова, я предложил употребить «соль». Абсурд! Незнакомому, абсолютно чужому человеку, известному своим неадекватным поведением, который был лишь кандидатом на работу в реабцентр, по пути на встречу с опытнейшим наркологом Шахт и священником Шахтинской епархии, курирующим антинаркотическую работу, предлагать наркотик и самому потребить?!

Более глупой версии, которую активно поддержало следствие, представить себе трудно. Но лжесвидетель пошел еще дальше в своем дерзком обвинении, так нужном заказчику всего этого «шоу» председателю правления сектантского «Национального антинаркотического союза» Н.В. Лушникову. Он попросил внести в протокол очной ставки еще одну несуразицу. Якобы по дороге в Шахты Ростовской области, где нас ждал предполагаемый работодатель Красильникова для осмотра реабцентра и серьезных деловых переговоров, я, в реальности столько лет отдавший помощи людям, страдающим от наркомании, в последние годы делающий в своей работе, практике и статьях особый акцент на смертоносной «синтетике», на заправке прямо у бензоколонки развернул сверток с наркотиками и начал открыто путем вдыхания через нос потреблять эти же «соли»! Не тайком, не в туалете при АЗС как это обычно делают опытные наркоманы а на виду у всех, в автомобиле с прозрачными стеклами, рискуя быть замеченным и задержанным!!!

И якобы на возмущение Красильникова никак не реагировал, а тупо предложил ему тоже употребить, добавив как какой-то имбецил: «Это так классно, особенно с девочками!»… Почему вдруг на АЗС? И причем тут девочки?! Но Красильников настоял, чтобы эти мифические слова были внесены в протокол его допроса.

У меня уже есть четкая версия, к чему клонит следствие, ведомое заказчиками-сектантами, но пока воздержусь от ее опубликования. Еще не время.

Очевидно одно – данный лжесвидетель, возникший ровно через месяц незаконного вменения мне в вину «тяжелейшей» 228-й статьи и пребывавший неоднократно в заключении, не раз уличенный в связях с сектантами-неопятидесятниками, конкретно – с «Национальным антинаркотическим союзом» и его лидерами, является частью проводимой стороной гособвинения необъективной, заточенной на мою посадку на длительный срок политики.

Об этом же свидетельствует тот факт, что нарушаются мои права вопреки действующему российскому законодательству, — следователь отказывала моему отцу в свиданиях со мной. Хотя их положено не менее 2-х раз в месяц.

Похищенный во время задержания недешевый Iphon 6S с памятью 128 Гб и ценнейшей оперативной информацией, обличающей Никиту Лушникова, никто так и не искал. Людей, причастных к его исчезновению вместе с зарядным устройством и сетевым шнуром, которых упорно скрывает следствие, также никто не нашел. И, судя по всему, не собирается искать.

Поэтому мною 20 ноября 2018 года было принято решение объявить голодовку. Бессрочную, до момента выполнения ряда требований.

Появление первого, столь неадекватного, с трясущимися, то ли от волнения, то ли от недавнего очередного запоя, руками, лжесвидетеля тем же числом лишь укрепило меня в моем решении.

Особенно, когда мною была выслушана вся эта фантастическая гротескная версия моего наркопотребления и расфасовки наркотиков (отмечу, опять в хозяйственную перчатку, видимо, аналогичную или ту же, которую у меня нашли после подброса в кармане куртки 19 октября, – как грубо сработано!!!) в присутствии этого абсолютно чужого для меня тунеядца и алкоголика, ставшего теперь одним из основных свидетелей обвинения.

Еще будут, я точно знаю, показания Юлии Павлюченковой и Николая Новопашина.

Об этом всем я еще подробно расскажу в готовящемся материале «Лжесвидетели мира сего»».

28 ноября его встреча с отцом Владимиром Каклюгиным все же состоялась. Вероятно это связано с визитом после начала голодовки заместителя прокурора гор. Новочеркасска и отправки данной информации с требованиями в прокуратуру Пролетарского района гор. Ростова-на-Дону для принятия прокурорских мер реагирования.

Остается не выполненным самое главное требование Николая: изъятие дела из Отдела по расследованию преступлений на обслуживаемой территории отдела полиции №7 Следственного Управления при УМВД РФ по городу Ростов-на-Дону, который полностью себя дискредитировал, и передача его с целью объективности расследования в ведение Следственного Комитета России по Ростовской области.

Выступление на суде православного эксперта Николая Каклюгина, обвиняемого в хранении наркотиков

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *