Измайловский суд г. Москвы ограничил в родительских правах Татьяну Суслову

‍‎
sud

Заседание в Измайловском суде об ограничении в родительских правах Татьяны Сусловой проходило в открытом режиме, помимо защиты, присутствовала представитель Прокуратуры Восточное Измайлово, два представителя Соцзащиты Восточное Измайлово, психолог детского центра «Усино-Ухтомский», представители прессы и юристы общественных организаций.

В ходе слушаний ничего не предвещало положительного для опеки решения: свидетели, эксперты, привлеченные защитой, характеризовали мать исключительно положительно, она хорошо справляется с родительскими обязанностями.

Представители же опеки, напротив, не смогли привести ни одного закона, на котором бы основывались их действия по изъятию и удержанию детей на протяжении полугода – было видно, что они сами не ожидали удовлетворения своего иска.

Даже психолог центра «Усино-Ухтомский» в целом охарактеризовала отношения детей и матери положительно, рассказала о том, что Суслова регулярно посещает детей в приюте, дети любят мать, развиты по возрасту нормально, но почему-то негативно отзываются о родственниках, которые их тоже навещают…

Представители опеки, как обычно, оперировали стандартными аргументами о беспорядке в квартире, антисанитарии, немытой посуде и опасности для детей со стороны матери. Иск опеки основывался на ст. 73 Семейного кодекса ч. 2: «Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств)».

DSCN1500

Дело в том, что, когда представители опеки в очередной раз пришли к Татьяне Сусловой домой уже с намерением забрать детей, они устроили явную провокацию с целью вызвать у нее эмоциональный всплеск и создать стрессовую ситуацию, чтобы под этим предлогом вызвать врачей Психо-неврологичекого диспансера и госпитализировать ее как невменяемую и опасную для окружающих. Согласно ст. 29 Закона о психиатрической помощи, госпитализация без согласия человека может происходить только при особо тяжелых психических расстройствах, когда он может представлять непосредственную опасность для себя и окружающих. Здесь же Татьяну скрутили после того, как она стала возмущаться попыткой незаконного изъятия детей.

По прибытии в ПНД 9 ей быстро объяснили все условия и сказали, что, если она не подпишет согласие на лечение, она здесь пробудет очень долго. После выписки из клиники ей сказали, что она ничем не больна, на учет ее не поставили. При том, что 1.5 месяца ей давали сильные нейролептики, диагнозов никаких поставлено не было. 

В ходе одного из заседаний суда прокурор предоставила ответ на запрос с несколькими неизвестными диагнозами из ПНД. Мы обратились за заключением к квалифицированному психиатру с просьбой разъяснить что это за диагнозы и насколько они могут препятствовать полноценному исполнению родительских обязанностей по воспитанию детей.

По заключению врача высшей квалификационной категории судебно-психиатрического эксперта Института психического здоровья и аддиктологии, один из диагнозов, приведенных в выписке прокуратуры, не существует вообще согласно Международной классификации болезней. Остальные диагнозы являются «легким депрессивным состоянием в ответ на стрессовую ситуацию… Диагнозы, установленные Сусловой, могут быть отнесены к категории временных психических расстройств, возникающих в ответ на действия стрессорных факторов».

Статья 77 Семейного кодекса об отобрании ребенка при непосредственной угрозе жизни или его здоровью применена не была. Дети были изьяты по акту о безнадзорности, составленном с рядом нарушений, после госпитализации матери в ПНД.

Кроме опеки против семьи выступил лишь Фонд «Волонтеры в помощь детям сиротам», который прислал в департамент соцзащиты негативную характеристику на семью, за подписью Елены Альшанской, в которой также говорится, что Татьяна может представлять угрозу детям. Ранее Татьяна отказалась от помощи волонтеров и не пустила их в квартиру. Фонд обращался к стороне защиты с просьбой оказать содействие в передаче им детей под опеку, но также получил отказ. В результате появилась бумага в опеку с отрицательной характеристикой на семью. 

Обвинители многодетной матери с гордостью трясли этой бумагой, как доказательством того, что опека не одна увидела в семье что-то негативное и их обвинения в несостоятельности Сусловой как родителя подтверждаются еще хоть кем-то. Большинство свидетелей характеризовали Татьяну преимущественно положительно как любящую мать, заботящуюся о детях, воспитывающую их и следящей за их своевременным развитием. Судья Марченко Е.В. также несколько раз упомянула «вклад» в разъяснение дела Фонда «Волонтеры в помощь детям сиротам».

Дети ничем не болели, развитые, ухоженные, красивые, абсолютно здоровые, хронических заболеваний не имеют, с регистрацией в Москве, не удивительно, что опека и другие службы с таким рвением стремятся забрать их у беззащитной матери, — желающих на таких детей выстроится целая очередь.

kL631tlTNIU

Интересно, что юрист опеки рассказал в ходе заседания о некоторых уловках из арсенала соцслужбы. Осмотрев квартиру Сусловой, комиссия ушла, но не надолго. Подождав некоторое время, пока она расслабится и успокоится, они вернулись под предлогом того, что кому-то понадобилось в туалет. Она открыла и началось все по новой. Они заявили, что увидели как ребенок стоял на окне и поэтому ему угрожает опасность, затем попросили, чтобы она при них покормила детей, чтобы они увидели, как и чем она их кормит…

Представитель Прокуратуры зачитала заранее подготовленное и распечатанное прошение, которое явно было составлено без учета материалов дела, доказательств, приведенных в ходе последнего заседания. В своем ходатайстве прокурор просила удовлетворить иск органов опеки и ограничить в родительских правах мать, а также предложить ей пройти курс лечения в психиатрической клинике. При этом в начале заседания прокурор выступила против приобщения к делу заключения эксперта Института психологии и аддиктологии, предоставленное стороной защиты, заявив, что в ходе дела не рассматривается вопрос психического здоровья Сусловой. От чего должна лечиться Суслова указано не было.

Легкого депрессивного синдрома в ответ на спровоцированную стрессовую ситуацию хватило, чтобы ограничить мать троих детей в родительских правах по доносу родственников, претендендующих на ее жилплощадь и детей.

В глазах представительницы опеки читалась неподдельная радость и ликование… 

Решение будет обжаловано в установленные сроки в Мосгорсуде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *