В Краснодарском крае полиция по делам несовершеннолетних преследует многодетную семью

semeyniy_yurist_pdnК нам за консультацией в «Общественную приемную» обратилась Евгения Молчанова, мать троих детей из Краснодарского края, которая попала под незаконное преследование со стороны районного отдела полиции по делам несовершеннолетних.

Евгения рассказала: в марте 2019 года она пришла на прием к участковому в отделение полиции по Усть-Лабинскому району по своим делам, зашла в кабинет и оставила двоих старших детей (8 и 6 лет) в коридоре, будучи уверена, что здесь им ничего не угрожает…

На ту беду близко проходила инспектор отдела по делам несовершеннолетних (ОПДН), заметив белокурых мальчиков, сидящих одних без родителей, она начала их внимательно осматривать на предмет «нарушения прав детей» и, конечно же, нашла: на руке одного из ребят был небольшой почти заживший ожог.

Лейтенантша (назовем так основное действующее лицо) вбежала в кабинет участкового и в приказном тоне прокричала, что мать должна немедленно к ней зайти. Далее все развивалось как в плохом кино. Как только мать с детьми вошли в кабинет ОПДН, сразу попали под жесткий прессинг. Допрос семьи длился в общей сложности около 4 часов. Инспекторши откровенно издевались над Евгенией, орали на нее, унижали, оскорбляли в присутствии детей.

Детей также подвергли допросу, выжимая из них нужные показания. Блюстители прав детей бесцеремонно принялись осматривали рану, нажимая на нее, так что в итоге корочка лопнула, и пошла кровь. Добившись желаемого, они сфотографировали рану, записав в протоколе, что ожог был связан с угрозой жизни из-за возможного инфицирования. От сильного эмоционального напряжения и от вида раны ребенок обреченно заплакал, а торжествующие инспекторши вызвали «скорую».

Евгения попыталась салфетками затереть кровь на полу, но полицейские жестко и грубо ее оттеснили, видимо пытаясь перед приездом «скорой» изобразить особый «масштаб трагедии» и «угрозу для жизни ребенка». На записи с камер, установленных в кабинете, можно увидеть сам момент возникновения кровотечения, хотя после этого инспекторы ОПДН категорически отрицали, что даже прикасались к ребенку.

Посмотрев на дочь Евгении, они хамски спросили при ребенке:

«Она что приемная?»

Безусловно, мать имела право скрывать это от маленького ребенка.

9qSEM672Vdc

Когда Евгения сказала, что будет жаловаться, одна из инспекторш подскочила к ней вплотную и прямо в лицо крикнула:

«Бумагу дать?».

Далее их практически принудительно сопроводили в больницу, при этом инспекторши в приказном тоне требовали оставить детей в отделении. Слава Богу, у матери хватило духа и мужества отказаться от этого и забрать всех детей с собой, несмотря на все угрозы и оскорбления. По приезду в больницу хирург наложил на ожог повязку, которая в итоге только замедлила процесс заживания и просто присохла к ране.

Хирург начал зачем-то осматривать всех детей на предмет получения травм, «раз уж они здесь», инспекторша настаивала на особой угрозе жизни и помещении в стационар.

Евгения начала возражать на грубое и презрительное отношение врача, который отпускал комментарии и шуточки в отношении внешности детей, на что хирург сказал инспекторше:

«А у них точно нормальное жилье?»

Видимо тоже почуяв в семье жертву, он решил указать им место таким грубым намеком на негласную власть «социальщиков» признавать семью неблагополучной.

После всех унизительных процедур семью отвезли обратно в отделении на продолжение спектакля. К этому времени Евгения уже успела проконсультироваться с юристами и поняла, что имеет право вовсе не разговаривать с этими людьми, не отвечать на их вопросы, тем более ничего не подписывать.

В отделении они начали звонить бывшему мужу и заставлять старшего мальчика поговорить с ним по телефону пихая в ухо трубку. Когда он категорически отказался, мать обвинили в том, что помимо того, что она подвергает детей смертельной опасности, она еще и настраивает детей против отца, и ее непременно нужно лишить родительских прав. Когда Евгения вышла позвонить юристу, инспектора сразу набросились на детей и начали их допрашивать, чего конечно делать не имели права, пытаясь склонить к тому, что мать их била и сама обожгла сыну руку намеренно.

Будучи уверенной в своей безнаказанности, лейтенантша с ироничным смешком заявила своим коллегам:

«Кажется завтра на меня родится жалоба!»

И все засмеялись, понимая, что все эти жалобы и заявления это просто смешно.

Понимая, что больше от семьи ничего не добиться, не вывести на конфликт, и не спровоцировать неправильных фраз, не раскачать эмоционально, детей с матерью спровадили на улицу, в 9 часов вечера.

Дети были напуганы, средний сын доведен до слез от страха и вида крови на ране (пришли они с целой и сухой ранкой), они давно хотели есть и пить. Было темно и транспорт уже не ходил. Пришлось идти 3 км пешком до дома.

В итоге матери в протоколе прописали «Неоказание медицинской помощи» и «Оставление в опасной ситуации, без жизненно необходимой ему врачебной помощи». На основании фальсифицированного протокола было вынесено решение об административном правонарушении по «семейной» статье 5.35. Дело было передано в КДН, которая вынесла еще одно постановление по статье 5.35, мать поставили на учет в ОПДН.

Сейчас инспекторши пытаются возбудить уголовное дело также по «родительской народной статье» 156 УК РФ,  ненадлежащее исполнения обязанностей по воспитанию детей, связанное с жестоким обращение. Идет стадия экспертизы. Одна экспертиза уже пройдена, но она не понравилась следствию, т.к. никаких признаков жестокого обращения не обнаружила, поэтому заказали другую экспертизу, видимо надеясь, что она найдет что-то новое, а ожог давным-давно прошел, не оставив и следа.

Сама Евгения Молчанова подала в суд иск об оспаривании административного правонарушения. Инспекторши не успокаиваются и продолжают собирать материалы на семью, фальсифицировать документы, опрашивать соседей, родственников, угрожая «проблемами», если она будет много писать в интернете.

Помощник прокурора предупредила заранее Евгению, что

«если повторная экспертиза придет хоть с одним словом про угрозу жизни, то административная статья 5.35 легко сменится на уголовную 156». 

На данный момент семью продолжают преследовать. Ближайшее заседание суда назначено на 26 августа. Просим молитв, и по возможности максимально предать огласке этот вопиющий случай!

One response to “В Краснодарском крае полиция по делам несовершеннолетних преследует многодетную семью

  1. Гнать в шею инспектора. Набрали по обьявлению

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *