Эмбрион как объект эксперимента | Что стоит за успехами современной генной инженерии? | Анна Евдокимова

эмбрионВ последнее время в массмедиа вновь заговорили о таинственных экспериментах в области генной инженерии – поводом, подогревшим интерес к теме, стали новые достижения китайских биологов в редактировании человеческого генома.

Эксперимент, который стал возможным с появлением вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), — вновь ставит перед обществом вопрос о ценности жизни эмбриона, и дальнейшей перспективе легализации таких манипуляций с человеческим эмбрионом. В настоящее время уже рутинной стала процедура отбора эмбрионов с определенными параметрами, делающими их пригодными для имплантации. Возможность такой диагностики, на примере ученых из Китая, несомненно, рождает идею возобновить опыты по улучшению генофонда человечества, осужденные на Нюрнбергском процессе.

Русская Православная Церковь (РПЦ), видит данную проблему человечества глубже и шире, определив, что «человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению».

Так что же стоит за экспериментами над эмбрионом? Попробуем вместе исследовать неоднозначные мнения специалистов медицины, науки, политики в области ВРТ, определить реальность угрозы внедрения таких опытов в России и в мире.

Первый человек вне тела

Первый человек, зачатый вне тела человека, появился на свет в 1978 году [2]. Предшествовала этому череда открытий, первым из которых стало предположение Левенгука, высказанное еще в 1677 году, о том, что зачатие происходит в результате проникновения сперматозоида в организм женщины. И лишь в 1827 году впервые было дано описание яйцеклетки, а в 1891 году была осуществлена первая успешная трансплантация эмбриона, перенос от одной самки кролика другой.

В 1893 году русский ученый В.С. Груздев сделал принципиально важное сообщение о том, что полноценность оплодотворения напрямую зависит от степени зрелости яйцеклетки. И это было задолго до появления предположения о том, что перенос эмбрионов в полость матки может быть применен для лечения бесплодия человека. В последующие годы были открыты функции гипофиза, исследованы выделяемые им гормоны.

В 1930 г. Пинкус впервые применил технологию суррогатного материнства — перенос оплодотворенной яйцеклетки в матку и последующее развитие беременности, а в 1934 году О.В. Красовская смогла провести оплодотворение яйцеклетки в лабораторных условиях.

В 1960 г. в клиническую практику широко вошел метод лапароскопии и уже в 1968 году был предложен метод взятия яйцеклетки.

1975 год стал революционным в истории ЭКО. Основоположниками ЭКО считаются британские ученые — эмбриолог Роберт Эдвардс и гинеколог Патрик Стептой. В 60-х годах Эдвардс работал с тканями человеческих яичников, удаленных во время операции, и в 1967 году смог добиться первого в истории оплодотворения человеческой яйцеклетки в лабораторных условиях.

В эти же годы Стептой активно участвовал в развитии такой принципиально новой отрасли хирургии, как лапароскопия. Первые годы совместной работы были потрачены на отработку методики получения яйцеклеток лапароскопическим доступом и на определении момента менструального цикла, наиболее подходящего для получения яйцеклеток, а также на разработку питательных сред, необходимых для культивирования эмбрионов.

В 1976 году после нескольких сотен неудачных попыток они добились первой в истории искусственной беременности у женщины, к сожалению, эта беременность оказалась внематочной. Однако спустя 3 года на свет появился первый ребенок из пробирки — Луиза Браун.

В России первый ребенок, рожденный по технологии ЭКО, появился в 1986 году. В 1989 г. стала возможной диагностика генетических нарушений, при которой исследованию подвергается изъятая часть яйцеклетки.

Эмбрион как биоматериал

Ученые открыто заявляют, что достижения в области эмбриологии имеют цель избавление человечества от наследственных заболеваний. Речь идет уже не о помощи бесплодной паре осуществить мечту стать родителями, а об экспериментах по модифицированию генов в человеческом эмбрионе.

Создание новых человеческих эмбрионов с целью их последующего уничтожения в ходе экспериментов объясняется таким образом: «производство эмбрионов с целью использовать их в исследовательских проектах не имеет ничего общего с любыми другими медицинскими исследованиями, поскольку при этом с организмами, потенциально способными стать полноценными человеческими личностями, обращаются как всего лишь с объектами, а не как с тем, что имеет цель в себе»[3] .

Как стали возможны эксперименты китайских и английских ученых по превращению эмбриона, по сути, в новый организм? Каким образом ученые научились изменять работу гена CCR5 с целью лечения ВИЧ, или технику «ЭКО при трех родителях» (один отец и две матери) для предупреждения наследственных заболеваний?

Ответ очевиден – за счет «ненужных» эмбрионов. После успешного проведения процедуры ЭКО — 85-90% жизнеспособных эмбрионов остаются «неиспользованными». Такие эмбрионы, как правило, используются в экспериментах или в биопроизводстве. В иных случаях они уничтожаются, либо передаются для имплантации другим женщинам. Только за счет утилитарного использования эмбрионов в производстве стали возможны научные успехи в репродуктивных технологиях. При наличии жесткой этической цензуры в обществе биотехнологии не могли бы развиваться с такой скоростью.

Наглядный пример Китай, который, по данным правозащитных организаций, является одним из лидеров по нарушению прав человека – отношение к человеку в Китае наиболее потребительское, и этим во многом объясняется его лидерство в области экспериментов над эмбрионами. Законы об использовании эмбрионов там также наиболее либеральные.

В большинстве стран мира был принят запрет на перенос сначала более 4, затем более 3 и, наконец, более 2 эмбрионов. Основанием для этого послужила статистика смертности эмбрионов из многоплодных беременностей (трое-шестеро). На заседании Европейского совета ВОЗ в 1990 году было показано, что из 10 000 детей, родившихся во Франции после ЭКО, в живых остались только 6000, остальные, преимущественно из многоплодных беременностей, погибли. Фактически была законодательная установлена процедура по выделению на эксперименты огромного количества «лишних» эмбрионов.

В научных кругах существуют серьезные опасения: учитывая стремительную эволюцию законодательства в области ВРТ, как обезопасить общество от непредсказуемых воздействий на человеческий организм и возможных мутаций плода?

Сомнения ученых основываются и на результатах редактирования человеческого генома. Было установлено, что только в 28 эмбрионах замещающий комплекс успешно связался с молекулой ДНК в нужном участке. При этом лишь в малой доле эмбрионов произошло успешное замещение генетического материала. Не смотря на многолетнюю практику использования технологии ЭКО, до сих пор нет единого мнения по вопросу, является ли эмбрион человеком со всеми присущими ему правами, и с какого момента ребенка можно считать таковым?

Риски медицинского и правового характера при продвижении репродуктивных технологий на рынке медицинских услуг полностью не оглашаются. Информация о рисках доносится до людей сквозь массированную пропаганду потребительской привлекательности ВРТ, а именно не полной, отрывочной. У людей нет возможности критически оценивать преимущества ВРТ, и взвешено принимать решение о целесообразности применения сомнительных технологий.

Осторожно, ЭКО!

Каждый этап ЭКО чреват, во-первых, негативными медицинскими последствиями, а во-вторых, в ряде случаев, тем, что позволяют вовлечь в процесс «получения» ребенка достаточно большое количество людей, претендующих на прямое или косвенное «родительство».

Популярность данной процедуры объясняется тем, что для некоторых пар она — единственный, как им кажется, способ создания полноценной семьи.
В то же время ряд авторитетных медиков считают, что российское правительство делает ошибку, оказывая на государственном уровне финансовую поддержку технологии экстракорпорального оплодотворения.

По мнению вице-президента РАМН Баранова А.А. [4], ЭКО не может решить демографическую проблему в России, поскольку

большинство детей, появившихся в результате процедуры, имеют отклонения в плане физического здоровья.

По его данным, 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами. При этом вред ЭКО наносит и здоровью женщины.

Исследования здоровья детей, рожденных из пробирки, проводимые в странах мира, значительно разнятся. Одни ученые приходят к выводу, что здоровье детей из пробирки сильно отличается от здоровья других малышей, другие заявляют, что отличия не значительны.

Проведенные в Австралии исследования показывают, что по сравнению с детьми, зачатыми естественным способом, у детей, зачатых с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, частота пороков составляет от 5 до 7% (в популяции — 3-5%). Исследователи в Швеции изучали детей, рожденных при помощи ЭКО за период с 1982 по 2001 год. Более чем у 42% были выявлены врожденные аномалии развития.

Опубликованные в 2008 году результаты исследования, проведенного американскими учеными, показали повышение в 2-4 раза риска таких пороков, как «заячья губа», дефекты межжелудочковой перегородки сердца, а также пороки развития желудочно-кишечного тракта, у детей, рожденных в результате ЭКО.

Большинство специалистов согласятся и с тем, что на состояние здоровья ребенка влияет то, что сама мама, которая идет на ЭКО, имеет много патологий. Женщине с серьезными диагнозами тяжелее выносить ребенка, тем более что беременность после ЭКО часто – многоплодная. Так и получается, что дети, зачатые в пробирке, очень часто рождаются недоношенными. Последний факт легко проследить по ежегодному отчету регистра ВРТ Российской Ассоциации Репродукции Человека .

Крупное исследование на тему риска рождения детей, зачатых методом ЭКО, было проведено в Дании. Оно показало, что у 77% беременных женщин роды начались после 25-й недели беременности (доношенной беременность считается после 38 недель). Преждевременные роды начинались у 12,2% мам с одним эмбрионом. Но особенно часто преждевременно рождались двойни (43,8%), тройни (83,9%).

В случае ЭКО врачи подвергают женщин серьезным рискам.

К негативным последствиям для женщины на этапе переноса эмбриона в полость матки можно отнести:

1) многоплодная беременность, которая чаще всего протекает на фоне коррекции лекарственными препаратами, так как является серьёзным испытанием для организма женщины: сердечно-сосудистая система, лёгкие, печень, почки и другие органы функционируют с большим напряжением. Материнская заболеваемость и смертность при многоплодной беременности возрастает в 3–7 раз по сравнению с одноплодной. У женщин, имеющих сочетанные соматические заболевания, отмечают их обострение практически в 100% случаев. Возможно присоединение хронической бактериальной или вирусной инфекции, аутоиммунных нарушений, нарушений в системе свертывания крови.
Беременность у этих пациенток осложняется преждевременными родами, внутриутробной задержкой развития плодов.

2) Редукция эмбрионов при многоплодной беременности (удаление на одном из этапов ЭКО лишних эмбрионов). Уничтожение человеческих жизней производится, исходя либо из принципа селективной выбраковки человеческих эмбрионов с подтвержденными хромосомными или генетическими аномалиями, либо из соображений удобства для выполнения манипуляции. После редукции всего лишь половина (51%) пациенток донашивали беременность до 38 недель и более, также редукция влечет за собой нравственные мучения матери, допустившей уничтожение своего ребенка.

Человек как объект эксперимента

В каждой стране регулирование ВРТ [5] происходит через специальное законодательство: семейно-брачные законы, законы об охране здоровья населения, либо через руководящие принципы, разработанные государственными органами здравоохранения, либо через рекомендации профессиональных объединений, например гинекологов, андрологов и прочих.

Создание эмбрионов ради экспериментов над ними осуждается всеми государствами и международными нормами. Существующая с 1997 года Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины, прямо установила запрет на дискриминацию по признаку генетического наследия, а также запретила вмешательства в геном человека. Конвенция содержит предписания для предотвращения злоупотреблений достижениями биологической и медицинской наук:

«Если закон разрешает проводить исследования на эмбрионах in vitro, он же должен предусматривать надлежащую защиту эмбриона. Создание эмбрионов человека в исследовательских целях запрещается» [6].

Спустя 20 лет после принятия Конвенции сознание современного человека исказилось настолько, что стало допустимо отношение к зачатому ребенку как к материалу эмбриологических исследований, унижая жизнь «научным» манипулированием и ее «осмысленным» уничтожением.

На сегодняшний день реальность такова — человек на эмбриональной стадии развития зачастую становиться объектом эксперимента.

Известный российский ученый-эмбриолог Д.В. Попов утверждает, что изучив всю профессиональную литературу, он так и не нашел аргументированного обоснования тому, что общепринятый 14-й день существования эмбриона считается началом какого-то качественно нового периода в жизни человеческого эмбриона. Без сомнения, эта точка отсчета является условностью. Происходит дифференциация, узкая специализация клеток, но ни одна из них не будет более сложно устроена, чем самая первая. Даже хромосомы соматических клеток с миллиардами генов будут идентичны тем, которые образовались в момент зачатия. Поэтому делить эмбрионы на более ценные и менее ценные невозможно. Уже зачатые дети, будь им восемь, четырнадцать дней, или несколько лет, отличаются друг от друга лишь возрастом, размером и степенью развития. Любая установка, предполагающая возможность умерщвления человека в любом возрасте, начиная с зачатия, ведет к оправданию убийства.

Принципы биоэтики

Общепринятый этический принцип — «в медицинских исследованиях с привлечением человека, соображения благополучия каждого участника должны превалировать над другими интересами» [7] . Следовательно, человек не может рассматриваться как средство ни для каких благих целей.

Эта идея прослеживается в публикациях и книгах еще одного авторитетного ученого И.В. Силуяновой, д.ф.н., профессора, зав. кафедрой биомедицинской этики РНИМУ [8].

Зачатие считалось моментом начала человеческой жизни всегда. Это ответ на самый главный вопрос: является ли эмбрион человеком со всеми присущими ему правами, и с какого момента ребенка можно считать таковым?

Хотя аборты практиковались давно, человечество никогда не приходило к той мысли, что аборт это нечто иное, чем убийство. Когда были легализованы аборты, ввели разграничение: «до 12 недель и после». Именно тогда в общественное сознание была введена мысль о том, что аборт до определенного срока допустим, так как эмбрион еще якобы не сформировался.

От этой мысли существует предостережение св. Василия Великого:

«Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного у нас несть» (2-е правило св. Василия Великого).

Взгляд Русской Церкви

В настоящее время российская общественность располагает конкретной оценкой искусственного оплодотворения с христианской точки зрения. Эта оценка формируется в границах основополагающих постулатов христианства и выражена в XII главе «Проблемы биоэтики» Основ Социальной Концепции [9]:

• Попытки людей поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» Его творение, могут принести человечеству новые тяготы и страдания. Развитие биомедицинских технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения, что не может не вызывать у Церкви глубокой пастырской озабоченности.

• С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

• Значительную часть общего числа недугов человека составляют наследственные заболевания. Развитие медико-генетических методов диагностики и лечения может способствовать предотвращению таких болезней и облегчению страданий многих людей. Однако важно помнить, что генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни, в результате коего страдают и потомки. Греховная поврежденность человеческой природы побеждается духовным усилием; если же из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания:

«Ужасен конец неправедного рода» (Прем. 3. 19). И наоборот: «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится» (Пс. 111. 1-2).

Таким образом, исследования в области генетики лишь подтверждают духовные закономерности, много веков назад открытые человечеству в слове Божием.

ЭКО «по-русски»

Итак, разрешения на эксперименты нет, но группы людей, чьи интересы напрямую зависят от количества проводимых ВРТ, в основном в лице генеральных директоров клиник ЭКО [11] открыто заявляют о перспективах взаимодействия с государством. Свою позиция они основывают на том, что инвестирования во вспомогательные репродуктивные технологии — меры, которые могут существенно улучшить демографическую ситуацию в России — произойдет прирост населения за счет рождения детей у бесплодных пар.

Очевидно, что, помимо инвестиций в ВРТ, необходим продуманный комплекс законодательных, экономических и организационных мер, которые приведут к дальнейшему развитию и популяризации ВРТ в России. Высокая стоимость ЭКО (около 150 тыс. руб., включая лекарственные препараты) и соответствующая ценовая недоступность ЭКО для широких масс населения – это действительно серьезная проблема для организаторов этого бизнеса, которые решили «залезть в карман государству».

В стране специалистами, занятыми проблемами бесплодного брака и планирования семьи, создана Российская ассоциация репродукции человека [10]. Последняя в уставе к целям своей деятельности относит и широкое внедрение в клиническую практику современных репродуктивных технологий, и содействие наиболее полному раскрытию интеллектуального и творческого потенциала специалистов в области вспомогательных репродуктивных технологий. В настоящее время, под благородной идеей спасти мир от наследственных заболеваний ученые трех стран (Китай, Великобритания, Швеция) получили разрешение на исследования, связанные с генетическими модификациями человеческих эмбрионов.

Не смотря на опасения представителей науки, медицины, права по данному поводу, работы с применением генетического редактирования человеческих эмбрионов в ближайшее время начнутся и в других странах мира. Правила биоэтики выдвигают как одно из необходимых условий проведения эксперимента на человеке недопустимость любых унизительных или аморальных действий, а также нечестных намерений. Это требование касается экспериментов на себе самом, на арестованных, несовершеннолетних и эмбрионах.

«С этической точки зрения эмбрион является человеком, ведь ни один человек не существует, не будучи прежде эмбрионом. И неуважение к этой «человеческой экосистеме» рано или поздно обернется против нас» [12].

Правовое регулирование ЭКО в России представлено главным образом тремя основными документами:

1. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 26.04.2016) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», глава 6. «Охрана здоровья матери и ребенка, вопросы семьи и репродуктивного здоровья», статья 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий».

2. Статья не содержит разрешения на эксперименты с эмбрионом человека, однако п.4 ст.55 ФЗ № 323 может дать в перспективе легальное закрепление модификации с генами эмбриона человека аналогично техники «митохондрального переноса ДНК», легализованной в Великобритании, ради «благой цели» — исключения наследования заболевания.

3. Приказ Минздрава России от 30.08.2012 N 107н (ред. от 11.06.2015) «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» (Зарегистрировано в Минюсте России 12.02.2013 N 27010). Порядок регулирует вопросы организации оказания медицинской помощи с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий на территории Российской Федерации, а также противопоказания и ограничения к их применению.

4. Приказ Минздрава России от 30.10.2012 N 556н «Об утверждении стандарта медицинской помощи при бесплодии с использованием вспомогательных репродуктивных технологий» (Зарегистрировано в Минюсте России 21.03.2013 N 27823)

Очевидно, что существующая на данный момент ситуация массированного практического применения ВРТ, факт отсутствия серьезного обсуждения проблем биоэтики, определяют острую необходимость мобилизации экспертных, общественных, религиозных сообществ с целью обсуждения вопроса экспериментов с эмбрионом человека и участия в подготовке проектов правовых актов, связанных с проблемами репродукции человека.

[1] http://www.kommersant.ru/Doc/3000496

[2] http://www.pravmir.ru/ekstrakorporalnoe-oplodotvorenie-ot-mediciny-k-bioetike/

[3] http://www.studfiles.ru/preview/2252846/page:2/

[4] http://www.pediatr-russia.ru/baranov.html

[5] В настоящее время клиники, практикующие такую медицинскую технологию как ВРТ, вооружены следующими методами: 

– Искусственная инсеминация – это методика введения в полость матки с помощью катетера мужской спермы или обработанных сперматозоидов с целью дальнейшего оплодотворения.
– ЭКО — яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2—5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.
– ИКСИ (инъекция сперматозоида в цитоплазму ооцита).
– Хетчинг (рассечение оболочки эмбриона).
– Донорство спермы и ооцитов.
– Суррогатное материнство.

[6] «КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ И ДОСТОИНСТВА ЧЕЛОВЕКА В СВЯЗИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ДОСТИЖЕНИЙ БИОЛОГИИ И МЕДИЦИНЫ: КОНВЕНЦИЯ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА И БИОМЕДИЦИНЕ» (ETS N 164) (Заключена в г. Овьедо 04.04.1997)

[7] ХЕЛЬСИНКСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ВСЕМИРНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АССОЦИАЦИИ

Принята 18-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Хельсинки, Финляндия, июнь 1964; исправлена и дополнена: 29-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Токио, Япония, октябрь 1975; 35-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Венеция, Италия, октябрь 1983; 41-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Гонконг, сентябрь 1989; 48-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Сомерсет Вест, ЮАР, октябрь 1996; 52-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Эдинбург, Шотландия, октябрь 2000; 53-й Генеральной Ассамблеей ВМА Вашингтон 2002 г. (уточняющее примечание к параграфу 29); 55-й Генеральной Ассамблеей ВМА Токио 2004 г. (уточняющее примечание к параграфу 30); 59-й Генеральной Ассамблеей ВМА, Сеул, октябрь 2008.

[8] http://lib.pravmir.ru/library/book/2204 Силуянова Ирина Васильевна, книга «Современная медицина и православие»

[9]   Основы социальной концепции Русской Православной Церкви призваны служить руководством для Синодальных учреждений, епархий, монастырей, приходов и других канонических церковных учреждений в их взаимоотношениях с государственной властью, различными светскими объединениями и организациями, внецерковными средствами массовой информации.

На базе настоящего документа церковным Священноначалием принимаются определения по различным вопросам, актуальность которых ограничена рамками отдельных государств или узкого временного периода, а также достаточно частным предметом рассмотрения. Документ включается в учебный процесс в духовных школах Московского Патриархата.

По мере изменения государственной и общественной жизни, появления в этой области новых значимых для Церкви проблем, основы ее социальной концепции могут развиваться и совершенствоваться. Итоги данного процесса утверждаются Священным Синодом, Поместным или Архиерейским Соборами.

Москва, 13-16 августа 2000 г.

[10] http://rahr.ru/

[11] Процедура ЭКО состоит из следующих этапов:
– отбор и обследование пациентов;
— индукция суперовуляции, включая мониторинг фолликулогенеза и развития эндометрия;
– пункция фолликулов яичников;
– инсеминация ооцитов и культивирование эмбрионов in vitro;
– перенос эмбрионов в полость матки;
– поддержка лютеиновой фазы стимулированного менструального цикла;
– диагностика беременности ранних сроков.

[12] http://katolik.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *