В Госдуме рассмотрят закон о запрете суррогатного материнства | Как мы стали самой дешевой «маткой» Европы?

surrogati27 марта на рассмотрение законодателей был внесен законопроект сенатора Белякова о запрете суррогатного материнства в России. В качестве основного обоснования значимости закона член Совета Федерации приводит здравые доводы о слабо проработанном законодательстве, регулирующем данную практику в России. Особый интерес представляет Пояснительная записка к законопроекту, в которой приводятся факты, довольно редко звучащие в стенах Госдумы. Кратко рассмотрим ее основные пункты.

«Репродукция на экспорт»

Проблема либерализации законодательства в области применения Вспомогательных репродуктивных технологий особенно остро встала в 2011 г., когда новый Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан» сделал практику использования суррогатного материнства и Экстракорпорального оплодотворения наиболее доступной не только для граждан России, но и для т.н. «репродуктивных туристов» из разных стран.
В документе отмечается, что в России услуги суррогатного материнства стали весьма быстро развивающимся и почти не регулируемым государством бизнесом.

По данным Ассоциации медицинского туризма, Россия является одной из самых привлекательных стран для «генетических туристов». В 2015-2016 годах рост потока медтуристов в Россию обеспечивали, по большей части, всего 3 направления: ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), донорское оплодотворение и суррогатное материнство. Если соотнести показатели по количеству проведенных процедур суррогатного материнства в России и второй сопоставимой по масштабу стране США, то выяснится, что Россия уже опережает американские штаты.

Также в 2011 г. было законодательно введено в практику новое понятие «потенциальные родители», которое стало дублировать традиционные представления о родителях, в частности о матери, как женщине, родившей ребенка. Родителями ребенка, зачатого противоестественным путем, отныне признаются люди, давшие свои половые клетки, в том числе одинокие женщины и мужчины, а не женщина, его выносившая и родившая. Это также открыло доступ к услуге суррогатного материнства гомосексуалистам и педофилам, которые уже сегодня судятся за права быть родителем суррогатного ребенка.

Кто в семье мать?

Юристы сегодня не редко сталкиваются с судебными тяжбами между суррогатной матерью и генетическими родителями, заключившими договор о предоставлении услуг суррогатной матери. В среднем стоимость такого договора составляет 18-20 тысяч долларов и количество женщин, желающих заработать на своей детородной функции примерно в 10 раз превышает спрос на такие услуги. Это делает практику суррогатного материнства подобием «биологической проституции».

Оказание услуг суррогатного материнства в России производится на основании обычного гражданско-правового договора, допускающего закрепление любых обязанностей и прав сторон, но не гарантирующего при этом их строгого выполнения. Не редко возникают споры о судьбе ребенка с патологией или случаях внутриутробной смерти. «В судебной практике известен случай, когда у суррогатной мамы родился ребенок с пороком сердца и биологические родители отказались выплатить ей вознаграждение и забрать малыша. Истица проиграла дело на том основании, что в 1989 году Совет Европы по биоэтике рекомендовал реализовать программы суррогатного материнства безвозмездно», — говорится в законопроекте.

Сегодня для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителям заказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля. При этом, в соответствии с Семейным кодексом РФ (ч. 4 ст. 51) биологические родители могут забрать новорожденного из роддома только после того, как суррогатная мама даст на это согласие, что часто приводит к шантажу со стороны суррогатных матерей в отношении биологических родителей.

Европейская практика

Правовые базы большинства европейских стран и международное право рассматривают суррогатное материнство как недопустимую с этической точки зрения процедуру, нарушающую права не только родителей ребенка, но прежде всего самого ребенка, которому придается свойство товара, равно как и любому другому неодушевленному предмету.
Суррогатное материнство является грубейшим нарушением прав ребёнка, прежде всего, на личную и семейную идентичность и связанное с таковой специфическое общение с родной матерью. Прерывание этой связи влечет существенный стресс для ребёнка и иные негативные для него последствия. Позиционирование ребёнка не как личности, а как некоего объекта сделки, по существу — как неодушевлённого объекта, которому атрибутируются признаки товара и потребительские товарные свойства, стало основным аргументом в пользу полного запрета суррогатного материнства в Германии.

В обосновании Закона Германии о защите эмбрионов 1991 года указывается, что суррогатное материнство «противоречит воле ребенка, когда совершенно не принимаются во внимание психосоциальные отношения между ребенком и вынашивающей его матерью… Также изъятие ребенка у матери после рождения может иметь негативные последствия. Кроме того, разногласия между вынашивающей и социальной матерью могут сильно повредить самосознанию ребенка. Наконец, суррогатное материнство с учетом огромной опасности и возможных конфликтов представляет проблемы для здоровья как всех участников, так и суррогатной матери. Недопустимо искусственно рожать ребенка с учетом всех этих рисков. Данные опасности (связанные с суррогатным материнством) особенно очевидны в случаях платного суррогатного материнства, при которых беременность становится равнозначна услуге».
Схожая позиция закреплена на законодательном уровне во Франции. В соответствии с Законом о биоэтике 1994 года, суррогатное материнство запрещено, так как «противоречит законодательству об усыновлении и нарушает положение о неотчуждаемости человеческого тела».

Суррогатное материнство — метод лечения бесплодия?!

В основе бурного развития программ суррогатного материнств в России в меньшей степени лежит помощь парам, страдающим бесплодием, а коммерческий интерес. Коммерческая репродуктология весьма привлекательна как для инвесторов, стремящихся к надежному вложению капиталов, так и для специалистов медико-биологического профиля из-за высокого заработка. В этой сфере уже возникли весьма прибыльные сопутствующие направления, например, репродуктивный туризм.

В документе отмечается, что связь между практикой суррогатного материнства и бесплодием, требующим медицинского вмешательства довольно слабая, а эффективность процедуры как средства лечения бесплодия сомнительная. Медицинские причины бесплодия, требующие применения суррогатного материнства (согласно рекомендациям Минздрава), составляют всего лишь около 0,01% от всех причин бесплодия поэтому можно сделать вывод, что социального и демографического значения данная медицинская услуга для общества не несет.

К тому же стоимость услуг суррогатного материнства является доступной далеко не всем россиянам из числа 0,01 процента случаев, требующих применения именно этой технологии, если конечно эти пациенты на нее еще согласятся. В тоже время приток «генетических туристов» свидетельствует о востребованности «российского суррогатного материнства» на мировом рынке и дальнейшей коммерциализации этого направления репродуктологии.

Церковь об опасности «аренды чрева»

В пояснительной записке к проекту закона справедливо говорится о нарушении прав ребенка и недопустимости с этической точки зрения Русской Церкви и иных основных религий. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви четко выражена позиция, что «»суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребёнка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности… Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания».

Доколе…?

Из этих фактов можно сделать вывод, что суррогатное материнство в России это легализованная торговля не только услугами продажи женских тел, но и рожденных ими детей. Ведь найм женщин для вынашивания превращает детей в товар, что порождает новую форму купли-продажи детей. Суррогатная мать добровольно, согласно договору, отказывается от рожденного ребенка, фактически продавая его. Это явление в значительной степени характеризует наше современное общество потребления и демонстрирует основной принцип дикого капитализма: «все на продажу».

Мы выражаем надежду на то, что данный законопроект или подобная ему инициатива будет одобрена, и не как временная мера для регулирования подхода к институту суррогатного материнства, а как закон, основанный на незыблемых морально-этических нормах нашего общества и как гарант неотъемлемого права ребенка воспитываться в полноценной семье родивших его матери и отца, который защитит его от судьбы стать товаром на экспорт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *