Малыши Аллы Кенденковой снова дома с мамой!

detialliВ воскресенье, 3 июня, на пульт оперативной службы полиции поступило сообщение — двое маленьких детей похищены из дома сирот в Подмосковье. И не каким-нибудь киднеппером, а собственной матерью. Тут же было возбуждено уголовное дело, объявлен поиск малышей, а ориентировки разлетелись по Москве и области.

Мама детей приехала в дом сирот и уговорила местную администрацию позволить ей прогуляться со своими малышами по территории. В какой-то момент она схватила детей на руки, выскочила за ворота. Здесь ее ждала машина марки Nissan. Через несколько секунд машина скрылась за ближайшим поворотом, а перепуганные ЧОПовцы кинулись звонить в полицию.

Алла не сообщает никому сейчас ни место, где сейчас находится фактически на осадном положении, ни свой номер телефона.

Сироты при живой матери 

Действительно, само сообщение полиции казалось несколько противоречивым — детский дом, сироты, мать. Все это друг с другом как-то не вяжется, согласитесь.

— Я не наркоманка и не пьяница, — сразу же начинает как бы оправдываться женщина. — Да, я воспитываю детей одна. У них есть отец, но он женатый человек и сразу дал мне понять, что я рожаю для себя. Да, у меня сейчас нет постоянного жилья и некоторые сложности с деньгами, но это же не повод отнимать у меня малышей? Я жить без них не могу и они без меня. И то что пишут сейчас про меня — неправда. Я никогда не оставляла сыновей одних.

Напомним, детей изъяли из семьи еще в начале марта.

— Мы жили в частном доме во Фрязино, который я снимала. Хозяин жилья позвонил мне накануне праздников и попросил съехать ненадолго. Поступил заказа на аренду этого коттеджа на выходные по выгодной цене. Мне же он пообещал скидку….

В итоге на несколько дней женщина с малышами переехала в гостиницу. Но почему-то, собирая вещи, она забыла про самое главное — документы.

alla0

— При заселении администратор попросила показать свидетельства о рождении. Но у меня с собой их не было. Вот она и позвонила в органы опеки. Утром же к нам в номер постучали сотрудники. Детей забрали и отправили меня за документами. Вот и все, больше мальчиков мне так и не отдали, сказали — только после комиссии.

Видеться раз в неделю по расписанию

В доме малютки матери разрешили навещать своих маленьких детей только раз в неделю и не больше часа. За свиданиями зорко наблюдали сотрудники.

— Сразу несколько надзирателей было, иногда даже 8 их было. Потом детей перевели из Фрязино в Рузу. Вы представляете, сколько туда ехать? Мне разрешали навещать только по выходным. Дети плакали, когда я уходила. И я рыдала. И так три месяца. Можете такое представить?

Дети Аллы Кенденковых, которых она забрала из подмосковного Дома ребенка.

На комиссию Алла должна была принести документы о работе, о долгосрочной аренде жилья. Также объяснить, с кем дети, пока она бегает по делам. И все с документами (договорами с няней).

— Ничего этого у меня не было. Я работаю дистанционно через интернет строительным агентом, соединяю бригады с объектами. То есть заработок у меня сдельный, доход нерегулярный. Снимаю квартиру посуточно. Но в ней нет детских кроваток, что не понравилось комиссии. Также им показалось, что мало вещей — но их целый шкаф. Еще они пересчитали всю еду в холодильнике и сказали, что этого мало. А зачем же мне забивать продуктами холодильник, если дети не со мной вот уже несколько месяцев? Они про меня в своих отчетах такое написали!

С точки зрения органов опеки Фрязино Алла оказалась не самой благонадежной матерью. Ими было подано заявление в суд об ограничении родительских прав. Первое заседание по плану должно было состояться 25 июня.

— Как я должна разорваться? Это же сколько времени надо на всю бумажную волокиту? А еще работать же необходимо, деньги на жилье копить. Как мне одной все это успеть. Все говорят, я должна, я должна. А кто поможет мне?

— Вообще-то у меня есть родители, — говорит Алла. — У папы высокий военный чин. У них несколько квартир в Москве и дом на Рублевке. Но они и слышать про меня не хотят. Они не поняли моего поступка — я, поддавшись на уговоры бывшего мужа, продала квартиру в Крылатском. Мы хотели дом в Подмосковье, но ничего не вышло. Потом мы развелись, и родители вообще предпочли остаться в отношениях с ним, а не со мной. Друзей у меня тоже нет. Так что идти мне некуда. Сама как-то пытаюсь справляться. Вот, обратилась за помощью в Православный правозащитный аналитический центр и к члену общественной палаты Элине Жгутовой. Там мне обещали помочь.

alla

Какой бы сумасшедшей ни казалась жизнь и поступки этой женщины, но одно она понимала точно — на суде ей ничего не светит. И поэтому она решилась на отчаянный шаг.

— Я приехала к ним в воскресенье. Мальчики оба с соплями, капризничают. При этом в жару закутаны в сто одежек. Я попросилась выйти с ними погулять, но мне не разрешили. Даже окно закрыть нельзя. Да эти воспитатели просто гробили моих детей! Я мать и не могу на это смотреть. Вот в это окно мы и вылезли. Мне помогал какой-то парень из этого же приюта. И все, больше никто. Пишут, что у выхода из Дома сирот меня какая-то машина ждала, но это неправда. Никто меня не ждал, и с детьми мы уехали на общественном транспорте.

Санкционированный побег 

— Алла — законная мать этих детей. Она не лишена прав и даже в них не ограничена, — комментирует ситуацию член Общественной палаты РФ Элина Жгутова. — В данном случае, органы опеки и работники приюта были хорошо об этом осведомлены. То есть, она такая же мать своим детям, как и большинство читателей. На каком основании органы опеки и полиции объявили розыск — непонятно. Хотелось бы услышать юридически грамотный ответ начальника опеки соответствующего региона. Мы, например, в свою очередь, готовим иск о неправомерных действиях органов опеки и полиции, которые отобрали малышей у матери на основании того, что у нее нет собственного жилья. Напомним, что все это происходит в стране, где объявлен «приоритет родной семьи», «борьба с бедностью» и утверждается «святость материнства».

Отсутствие собственного жилья не может являться основанием для отбирания детей. Пока родители не лишены и не ограничены в правах, они являются законными представителями ребенка и имеют полное право на общение с ними и воспитание. У нас же достаточно часто в такой ситуации можно обнаружить детей в базе данных на усыновление. Эти детишки, конечно же, могут представлять интерес для потенциальных усыновителей — славянской внешности, без генетических отклонений и совсем маленькие.

В своей правозащитной деятельности мы систематически сталкиваемся с подобными случаями, когда органы опеки распоряжаются детьми, удерживают их в учреждениях, не имея на это никаких законных оснований. Пора положить этому конец. Сейчас в Совете Федерации в рамках рабочей группы и экспертного совета готовятся изменения в законы, гарантирующие родителям неприкосновенность их законных прав. Надеюсь, что и эта история будет иметь справедливый итог, и наказание понесет не мать, а лица, превысившие свои должностные полномочия.

По материалам Комсомольской правды 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *