Фурри: оружие для развращения детей

furryКаждый из читающих эти строки наверняка помнит замечательный советский мультфильм «Ну, погоди!». Благодаря забавным персонажам и сценариям, безупречному озвучиванию этот проект стал значимой частью отечественной культуры. Причем настоящей, а не поддельной. Той, что запечатлевает жизнь посредством произведений искусства, укрепляя духовные ценности, а не пробуждает низменные чувства (похоть, алчность, жестокость, страх и другие), чтобы дать авторам заработать как можно больше денег.

Проделаем небольшой эксперимент, рассчитанный на взрослую аудиторию. Представьте, что отношения Волка и Зайца в сериале «Ну, погоди!» выходят за рамки основанных на законах природы: волк – хищник, заяц – травоядное, потому первый гоняется за вторым, чтобы съесть. Представим, что волк стремится поймать зайца затем, чтобы… заняться с ним сексом, и что на этом основаны все сюжетные линии сериала, который акцентирует внимание зрителей именно на половой, а если более точно, то однополой (поскольку в мультфильме и Заяц, и Волк – самцы) составляющей, причем все это показывается в порнографическом виде.

Этот наглядный пример с персонажами, известными практически каждому, нужен для того, чтобы оценить такое явление в современном мире, которое носит безобидное название – фурри, образованное от английского слова furry, то есть «покрытый мехом». Явление, действие которого рассчитано на детей и подростков с одной целью – сделать их порно-игрозависимыми субъектами, слепо подчиняющимися воле владельцев «фэндомов» (о них читайте ниже), с комплексом серьезных психических отклонений и полнейшей десоциализацией.

Тотемный зверь

С самого зарождения человеческой цивилизации люди тесно контактируют с животным миром. Это происходит до сих пор и неважно, кушает ли гражданин мясо или он вегетарианец. Факт остается фактом: животные участвуют в жизни буквально каждого человека, и не иметь отношения к ним означает жить не на этой планете. В любом случае он одевается и кушает благодаря тому, что на свете есть животные. Благодаря столь тесной связи, которая насчитывает многие тысячелетия, в человеческом сознании возникло такое явление, как антропоморфизм. То есть наделение природы свойствами личности.

Вспомните поэму Александра Пушкина «Руслан и Людмила»:

«И днем и ночью кот ученый
Всё ходит по цепи кругом.
Идёт направо — песнь заводит, Налево – сказку говорит…»

Животные еще на заре человеческой цивилизации воспринимались людьми как неотъемлемая часть мироздания. В индийской мифологии Земля представлялась как собой огромный диск, который покоится на спинах четырёх слонов, а те стоят на спине исполинской черепахи. В Древнем Египте вся религия была наполовину «животной»: Нун – бог первозданного океана, изображался в виде мужчины с головой лягушки; Ра – бог всего сущего, выглядел как мужчина с головой сокола; Бастет – богиня плодородия и домашнего очага, рисовалась как женщина с головой кошки и так далее.

Верование в то, что у каждого рода есть свой зверь – покровитель, кровь которого символизирует единство клана и единение его со своим божеством, тоже насчитывает многие тысячи лет. Кстати, эти верования сохранились в подсознательном виде до сих пор, причем многие люди даже не догадываются об этом: посмотрите на людей, которые носят «леопардовые» одежды или меховые (пусть он даже искусственный) вещи.

Нарисованные звери

О тесной связи человечества с животным миром говорят и наскальные рисунки древних людей, выполненные ими в эпоху палеолита – это примерно 30 тысяч лет назад. Большая часть включает изображения животных и – для нас это особенно важно – антропоморфов, то есть существ, обладающих признаками одновременно людей и животных. Скульптуре Человекольва, например, сделанной из бивня мамонта и найденной археологами в Германии, примерно 30-40 тысяч лет.

lionmanfigure1

Человеколев (32 000 лет)

Постепенно люди от обожествления животных стали переходить к антропоморфному представлению о божествах, как это было в Древнем Египте. Затем «животная» составляющая отошла на задний план, и верховные существа стали людьми, умеющими превращаться в зверей и птиц. Таковы были представления о богах в Древней Греции. Важную роль начинает играть сексуальный аспект. В мифах, например, много рассказывается о «земных похождениях» верховного бога Зевса: чтобы скрыть любовницу Ио от гнева жены, он превратил ее в корову, а себя – в быка; Немезиду – в гусыню и соблазнил ее в образе лебедя и так далее.

NEMESIDA

Немезида и Арно (Bertel Thorvaldsen 1770-1844)

Таким образом, прослеживается «превращение» богов: сначала они были животными, затем – животными с телами людей, после – людьми с повадками животных. Пока не наступила эра Христианства, где Бог един, а люди, сотворены по его образу и подобию, а не напоминают зверей, птиц и пресмыкающихся.

Когда произошел этот переход, обожествление животного мира стало частью культурного наследия – фольклора. В России, например, самые известные антропоморфы – это Баба Яга и Кощей Бессмертный, а еще можно вспомнить сказки «Гуси-лебеди», «Маша и Медведь» и другие.

От мультфильмов до фурри

Если учесть, насколько животный мир важен для сознания человека, то неудивительно, что когда в начале ХХ века была изобретена мультипликация, ее первым персонажем стало животное – динозавр Герти, созданный в 1914 году американцем Уинзором Маккеем.

Gertie-the-Dinosaur-01

Герти Динозавр (мультфильм 1914 г.)

Дальнейшее развитие мультипликации сделало ее не просто развлечением для детей и взрослых, но и важной частью человеческой культуры в целом. А поскольку мультфильмы – это непосредственное, пусть и в образном виде, отражение жизни людей, они не могут избежать влияния глобальных процессов, происходящих в человеческом обществе.

Одним из них стала так называемая Сексуальная революция, происходившая на Западе с 1960-е по 1970-е годы. Одним из ее последствий стало возникновение различных печатных изданий и кинофильмов с ярко выраженным сексуальным содержанием. Недаром в середине 1970-х вышли два художественных фильма, вызвавшие эффект разорвавшейся бомбы из-за их откровенного содержания: «Эммануэль» 1974 года и «Калигула» 1979 года.

В эти годы влияние Сексуальной революции сказалось и на мультипликации. Стали возникать «фэнзины», – малотиражные любительские издания, в которых антропоморфные персонажи действовали в полном соответствии с поведением людей: то есть влюблялись, женились и разводились, занимались сексом, обзаводились потомством и так далее. Так и возникло явление, которое получило название «фурри».

furywolf1

Мощный импульс его развитию дал интернет, и с середины 1980-х годов на Западе фурри стало обретать признаки целого явления в культуре. Поклонники фурри начали проводить выставки – «Furry Party» или «конФУРенции». В 1990-х годах развитию фурри способствовали разработка компьютерных игр и 3D-анимация.

Игрища на инстинктах

Давно подмечено: чтобы какое-либо художественное произведение привлекло интерес, оно должно удовлетворять хотя бы одному из трех условий – пугать, смешить или возбуждать. Если исполнено хотя бы одно, – это уже гарантирует успех, а если все три – к успеху добавится прибыль. Но только настоящая культура, словами великого поэта Николая Некрасова, «сеет разумное, доброе, вечное», а псевдокультура ее авторам нужна для того, чтобы приносить доход, и потому обращена к животным инстинктам в душе человека.

Мультфильмы и компьютерные игры в жанре фурри как раз направлены на то, чтобы делать их авторов богаче и удовлетворять извращенную фантазию. Ради этой цели они делают всё выходящее за рамки общественных норм, стремясь пробуждать в читателях и зрителях латентную похоть и имея довольно извращенное представление о сексуальности. Потому назвать такое явление, как фурри, можно только псевдокультурой или скорее эрзац-культурой, то есть грязной в моральном смысле подделкой, упакованной в красочный фантик: ведь снаружи речь идет о приключениях животных.

furotica-furry

Но если заглянуть внутрь, то окажется, что по сути своей фурри – это еще и явление социопатическое, поскольку ее авторы, попирая нормы и ценности жизни гражданского общества, такие как семья, религия, правопорядок, отказываются им следовать, бросая своими творениями вызов морально-нравственным законам. И жестче и откровеннее всего это проявляется в «произведениях» под названием «фурри-йифф», которое происходит якобы от звука, издаваемого лисицами при спаривании.

«Фурри-йифф» — это порнографическое ответвление всего псевдокультурного течения, поскольку до самых краев переполнено всевозможными половыми извращениями: тут махровым цветом процветают зоофилия, педофилия, однополые отношения и тому подобное. Причем с каждым годом доля творений «фурри-йифф» в общем объеме произведений «фурри» становится все больше: создаются и действуют все новые порталы, посвященные подобным неприглядным вещам. Наше общество старательно борется с тем, чтобы оградить незрелые умы детей от пропаганды порнографии вообще и половых извращений, – таких, например, как гомосексуализм, – в частности. Контролирующие организации ежемесячно блокируют десятками и даже сотнями сайты в интернете, пропагандирующие «вульгарно-натуралистическое, непристойное изображение половой жизни», т.е. порнографию.

very sexy furri

Но опасность фурри в том, что это явление довольно ловко маскируется под вполне безобидное с точки зрения нравственности. Когда на детском празднике выступают аниматоры – актеры в костюмах и чаще всего животных, они играют с малышами, веселят их. Это нормально, поскольку направлено на безобидное развлечение детей, и особенно если в сценарий заложен воспитательный и образовательный аспекты. Или когда дети смотрят мультфильм «Король Лев», пропагандирующий семейные ценности. Это также вполне достойно. Но если вы видите толпу взрослых мужчин и женщин, которые носят костюмы животных, изображая в том числе и антропоморфные отношения между ними, обвешивают свои жилища плакатами, коллекционируют предметы этой псевдо-культуры (фигурки, например), тратя на все это огромные деньги – такое поведение следует считать социопатическим, поскольку оно представляет собой фанатизм – доведенную до крайности приверженность определенной идее. И если аниматоры, сняв костюмы, становятся обычными людьми, то для фанатов фурри настоящая жизнь – это как раз внутри данной псевдокультуры.

furry-costumes

Опасность же фурри еще и в том, что не существует четкой границы, различающей обычное творение в этом стиле (мультфильм, картинку или компьютерную игру) и начинается разнузданный порнографический фурри-йифф. Вот пример: фэндом (сообщество поклонников-фанатов) «Брони», в котором поклоняются мультсериалу «Дружба – это чудо». Сам сериал предназначен для маленьких девочек, фанаты же фэндома – взрослые люди, и чаще всего мужчины. Это явная форма сексуальной девиации, характеризующаяся половым влечением к детям, то есть педофилия.

Как верно заметила журналист Аманда Маркотт из американского интернет-издания «Slate», преображение пони-персонажей в девочек-подростков в полнометражном фильме «My Little Pony: Equestria Girls» было сделано для удовлетворения взрослых фанатов, выразившихся «сильный интерес к тому, чтобы видеть пони в сексуальных, очеловеченных формах».

furry1

Фурри в Центральном детском мире

К фурри, таким образом, нельзя относиться индифферентно, считая его лишь одним из проявлений субкультуры, коих на рубеже ХХ и XXI веков было и остается достаточно много: хиппи, панки, готы, стиляги, рокеры, металлисты, диггеры и прочие. Потому что ни одно из перечисленных течений в молодежной (преимущественно) среде не несло в себе откровенно порнографического контента и тем более направленного на эксплуатацию мультипликационных образов и символов, изначально задуманных для детей.

Никто не считал, сколько арт-субкультура фурри сотворила людей, у которых в голове вместо общепринятых ценностей – настоящий хаос. Которые считают, что смотреть на сношающихся мультипликационных персонажей – это нормально. Что можно купить костюмы животных и заниматься в них сексом, выкладывать в интернет, смотреть и получать удовольствие и, конечно, деньги.

furrry3

Фурри – это далеко не безобидные рисунки, мультики и прочие забавные развлечения. Внутри они несут антропоморфный подтекст, создаваемый девиантными личностями и предназначенный для развращения молодых умов посредством подспудного внушения им тлетворной мысли о том, что порнография во всех её, даже самых отвратительных проявлениях, — это «нормально», равно как и различные сексуальные извращения.

furry

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *