«ПОДАРИ МНЕ САНТА…»: антидепрессанты признали основной причиной массовых расстрелов в США — доступность оружия не причем

dylann-roofВ то время как многие цепляются за упрощенное представление о том, что доступность оружия является причиной массовых расстрелов, ряд западных экспертов, исследовавших проблему, указывают на более неприятную истину: массовые расстрелы гораздо чаще являются результатом приема психоактивных веществ, отклонений в психике и поведенческих проблем…

Примеры случаев массовых атак в США показывают, что с принятием законов, ужесточающих контроль над оружием, число массовых расстрелов не падает, а растет.

По данным «Исследовательского центра по предупреждения преступности», более 94 % публичных расстрелов в США происходят в «зонах, свободных от оружия» (guns free zones), на территориях, где доступ к оружию у граждан значительно ограничен.

Каждый раз, когда происходит очередной случай массовых расстрелов, у политиков и СМИ возникает рефлекторная реакция — они винят в трагедии исключительно использованное орудие, а именно огнестрельное оружие. Эти дебаты относительно оружия отвлекают от реальной проблемы появления таких стрелков: психического здоровья граждан.

Массовые расстрелы как феномен имеют многолетнюю историю в США. Их опыт важен для изучения, поскольку со временем этот марафон психопатических убийств перекочевал и в другие страны. За последние 30 лет в Соединенных Штатах наблюдался рост массовых расстрелов, которые становятся все более частыми и смертоносными. Особенно участились случаи расстрелов в учебных заведениях, совершенные молодыми людьми. Игнорирование того, что происходит в головах этих психопатов, не только позволяет продолжаться массовым расстрелам, но и приводит к ошибочным, поспешным законам, например, об ужесточении контроля над оружием, нарушающих права законопослушных граждан.

Эксперты обратили внимание, что рост случаев массовых расстрелов в США, начиная с 1950-х годов, приходится на период расцвета популярности и доступности антидепрессантов, увеличения объема распространения психоактивных веществ.

statistika-ubiystv

Статистика ФБР по массовым расстрелам в 2000-2013 годах: 160 случаев всего;11.4 случаев ежегодно, с увеличением из года в год; 1043 жертв включая 486 убитых и 557 раненых.

Беспорядочное насилие представляет собой сложное проявление различных мыслей, чувств и внешних факторов. Многомерный анализ этих факторов показывает, что не только проблемы с психическим здоровьем приводят к такому увеличению. В большом проценте этих насильственных действий может играть роль использование рецептурных антидепрессантов, особенно «селективных ингибиторов обратного захвата серотонина» (SSRIs).

На первый взгляд вполне логично, что участники массовых расстрелов могли принимать антидепрессанты, поскольку у них явно были проблемы с психическим здоровьем. Но проблема с SSRIs, по мнению психиатров, гораздо глубже, чем просто случайное нарушение психического здоровья. Эти препараты являются, по сути, рецептом насильственных преступлений, и эти истории с приемом массовыми убийцами различных веществ СМИ и политики не торопятся освещать.

«Великая депрессия» США и борьба с ней

У каждого бывают периоды грусти, моменты, когда он чувствует себя подавленным, но это не та депрессия, когда нужно пить сильнодействующие лекарства. Это не клиническая депрессия. Клиническая депрессия — это серьезное психическое расстройство, которое влияет на повседневную деятельность человека. Однако в какой-то момент в США депрессию стали диагностировать у населения массово. Каждый четвертый американец стал соответствовать критериям, позволяющим диагностировать депрессию в течение всей жизни, и пить лекарства, сильно влияющие на работу его мозга. В исследовании, опубликованном в журнале Psychotherapy and Psychosomatics, приняли участие 5639 пациентов в США, у которых лечащий врач диагностировал депрессию, и сравнили их симптомы с критериями клинической депрессии. Из этих пациентов только 38,4% соответствовали критериям болезни, хотя большинству из 5639 пациентов были назначены лекарства от депрессии.

В 1950-х годах на рынке появились ряд препаратов, таких как ингибиторы моноаминоксидазы, — из-за них у людей чрезвычайно повышалось давление. К концу 1950-х годов стал доступен новый класс антидепрессантов — трициклические антидепрессанты. Они оставались основным средством лечения депрессии в течение многих лет, но у них было много побочных эффектов.

В 1980-е годы Америка погрузилась уже в зависимость от транквилизаторов. При любой тревоге зачастую назначался Quaaludes (Метаквалон), что приводило к смерти от передозировки, а также к увеличению смертности в результате дорожно-транспортных происшествий. В 1984 году Quaaludes классифицировали как наркотик, и изъяли из продажи.

Валиум, бензодиазепин, также был чрезвычайно популярен как лекарство от «беспокойства» и часто назначался в США с 1969 по 1982 год. В 1978 году было продано более 2,3 миллиарда таблеток. Но Валиум вызывал сильное привыкание, и люди начали переходить на серотонинергические препараты, которые стали считаться лучшим вариантом, чтобы заполнить пустоту, оставшуюся после запрета Метаквалона.

В 1987 году для лечения депрессии был выпущен Прозак (первый SSRIs). Вместе с этим фармацевтические магнаты закрепили в сознании общества идею, что основной причиной беспокойства является депрессия. Идея взлетела, а вслед за ней и продажи Прозака, и через несколько лет он стал лидером рынка антидепрессантов. Вскоре последовали и другие SSRIs.

Появилась реклама SSRIs, ориентированная непосредственно на

Рекламный слоган Прозак: Передышка для слабонервных женщин!

Рекламный слоган Прозак: Передышка для слабонервных женщин! — Хотите сбежать от женских забот? — Прозак — новое чудо-средство!

потребителя, которая была запрещена до 1985 года. К середине 1990-х годов правила стали еще более мягкими, и реклама, направленная непосредственно на потребителя, заполонила рынок. На Прозак и другие препараты американцев подсаживали через глянцевую рекламу. Стало очевидно, что несчастье, стресс и беспокойство можно лечить с помощью таблетки. Пациенты стали приходить к врачу и требовать лекарства, которое они видели в журнале или по телевизору.

Продажи SSRIs взлетели до небес а вместе с ним и доходы фармакологических корпораций «Big farma», которые активно  продвигали свои «чудодейственные средства» от всех проблем при помощи Агентства Министерства здравоохранения и социальных служб США (FDA).

К 2010 году 11% американцев старше 12 лет прописывались антидепрессанты, что сделало психотропные препараты третьими по популярности лекарствами, уступая только нестероидным противовоспалительным препаратам (НПВП). С 1988 по 2008 потребление антидепрессантов увеличилось на 400%.

Что важно знать про SSRIs!?

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (SSRIs) — класс препаратов наиболее часто назначаемый в качестве антидепрессанта в США. Эти антидепрессанты второго поколения преподносятся врачами как безопасные и эффективные, с относительно минимальными побочными эффектами. SSRIs предназначены для лечения легкой и умеренной депрессии, а также тревоги, обсессивно-компульсивного расстройства и нервной булимии.

SSRIs увеличивают количество серотонина в мозге. Серотонин наиболее известен своим влиянием на настроение. Серотонин, который иногда называют «химическим веществом счастья», действительно дает на какое-то время эффект счастья и улучшения самочувствия.

Низкий уровень серотонина связан с депрессией, но как именно не известно. Исследования не определили, вызывает ли низкий уровень серотонина депрессию или депрессия вызывает падение серотонина. К примеру, большое количество серотонина, до 90%, вырабатывается в кишечнике и может зависеть от того, что человек ест и пьет.

Препараты SSRIs, по-видимому, не лечат людей с умеренной и тяжелой депрессией, современные SSRIs стали популярными во-многом благодаря эффективной маркетинговой кампании.

Когда уровень серотонина становится слишком высоким, появляется «серотониновый синдром» это когда «слишком много хорошего». А когда уровень серотонина в мозге повышается до токсического, возникает уже опасное для жизни заболевание, например при передозировке или приеме двух препаратов одновременно.

Наряду с симптомами чрезмерной нервной активности, такими как расширенные зрачки, учащенное сердцебиение и высокое давление, люди с «серотониновым синдромом» также могут испытывать: беспокойство, путаницу сознания, дезориентацию, возбуждение.

Связь между SSRIs и насилием 

Главное, что у пациентов, принимающих препараты SSRls, существенно повышается риск усиления склонности к насилию, даже если до приема препаратов таких склонностей не было совсем. Этот риск насильственного поведения настолько значителен, что комиссия по здравоохранению США предписала ставить маркировку о серьезных и опасных для жизни рисках.

ssri-antidepressants-mass-shooting

К 2004 году все антидепрессанты в США получили маркировку о побочных эффектах: тревога, возбуждение, панические атаки, бессонница, раздражительность, враждебность, агрессивность, импульсивность, гипомания, мании у взрослых и детей.

В одном исследовании, опубликованном в «Американском журнале психиатрии», сообщается, что после приема флуоксетина (SSRIs) в течение двух-семи недель у пациентов развилась интенсивная озабоченность насильственным самоубийством. Даже после прекращения приема препарата, эта озабоченность сохранялась от трех дней до трех месяцев.

По данным «Центра по контролю заболеваний и профилактике насильственной смерти», в 2013 году у 35,3% совершивших самоубийство в крови были обнаружены антидепрессанты.

Риск самоубийства наиболее распространен у пациентов в возрасте до 25 лет, принимающих препараты. Это чаще происходит вскоре после начала приема лекарств, после увеличения дозировки или после того, как пациент прекращает прием лекарства.

Побочные эффекты, вызванные SSRIs, могут увеличивать риск насилия к окружающим. Также была установлена связь между приемом SSRIs и психозом, галлюцинациями, что повышает риск насилия. Исследователи пришли к выводу, что насилие было «подлинным и серьезным побочным эффектом от приема препаратов», а из 484 исследованных препаратов наиболее сильно эффект насилия проявлялся после препаратов для прекращения курения, Варениклина (Чантикс) и SSRIs.

Враждебные действия были зафиксированы как во время приема препарата, так и после его прекращения. У детей с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), принимавших препараты, агрессия проявлялась в 17 раз выше, чем у остальных участников клинического исследования.

В шведском исследовании эксперты изучили информацию о более чем 850 000 пациентов, которым были прописаны SSRIs. Они сравнили насильственные преступления, совершенные за трехлетний период, и сравнили их с насильственными преступлениями, совершенными теми же людьми, когда они не принимали лекарства. При учете возраста была очевидна значительная связь между судимостью за насильственные преступления и приемом SSRIs у пациентов в возрасте от 15 до 24 лет.

В одном случае 2001 года 16-летнему подростку Кори Баадсгаард, который учился в школе Валуке в Вашингтоне, сначала прописали Паксил, который вызывал галлюцинации, а затем его заменили на Эффексор. Он начал с дозы 40 мг, которая в течение трех недель увеличилась до 300 мг. В первый день этой высокой дозы он проснулся с головной болью и вернулся в постель. Затем он встал, взял винтовку, пошел в школу и взял в заложники 23 одноклассника. В показаниях Баадсгаард утверждает, что не помнит ни того как брал заложников, ни того, как директор его убеждал их освободить.

В 2002 году BBC показала документальный фильм «Панорама», посвященный Пароксетину. Продюсеры получили 1374 электронных письма от зрителей, большинство из которых рассказывали истории о насилии или членовредительстве во время приема лекарства, особенно в начале и при увеличении дозировки.

В 2009 г., после расследования связи между SSRIs и насилием, Министерство здравоохранения Японии изменило предупреждения на этикетках этих препаратов следующим образом: «Есть случаи, когда мы не можем исключить связь враждебности, беспокойства и внезапных актов насилия с лекарством».

Связь массовых убийств и антидепрессантов 

ssri-antidepressants-mass-shootings-violent-side-effects-101

Большинство людей, страдающих психическими заболеваниями, не склонны к насилию. Даже те, кто причиняют себе вред, вряд ли причинят вред другим. Такие люди сами чаще становятся жертвами насильственных преступлений.

Тем не менее, после каждой трагедии с массовым расстрелом СМИ переполняются сообщениями психиатров, которые говорят, что человек не обращался за необходимой ему помощью и что при надлежащем лечении трагедию можно было бы предотвратить. Но исследования не подтверждают эту «философию».

Сама депрессия не приводит к насилию. Но как только стали широко назначать антидепрессанты из группы SSRIs, увеличилось и количество массовых расстрелов. Сложно не заметить также, что период всплеска случаев массовых расстрелов связан с либерализацией рекламы психоактивных препаратов и увеличения объема их продаж.

Вот лишь некоторые примеры:

1989: Джозеф Весбекер пришел к своему бывшему работодателю Standard Gravure Corp и расстрелял 20 рабочих. Он принимал Прозак в течение месяца. Эта стрельба привела к резонансному делу, когда выжившие подали в суд на создателей Прозака, Eli Lilly. Весбекер использовал полуавтоматическое китайское огнестрельное оружие типа АК-47, 9- мм пистолет и револьвер 38 Special — все это он приобрел на законных основаниях, пройдя полную проверку и обследование.

1995: Джарреду Виктору было 15 лет, когда ему прописали Паксил. Через десять дней после начала приема Виктор 61 раз ударил ножом свою бабушку.

1996: В 18 лет Курт Даныш убил своего отца всего через 17 дней после того, как его семейный врач прописал ему Прозак, хотя Курт не прошел перед этим ни одного обследования. Во время своего признания в полиции Даныш сказал полиции, что лекарство заставило его чувствовать себя странно: «Я просто веду себя по-другому. У меня нет энергии или индивидуальности, к которым я привык. Половину времени я провожу в трансе».

1997: Люк Вудхэм зарезал свою мать, затем отправился в свою школу Перл, застрелил из пистолета 30-30 калибра двух учеников и ранил еще шестерых; его остановил заместитель директора, который использовал свой собственный пистолет 45 ACP, чтобы заставить Вудхэма сдаться.

1998: 15-летний Кип Кинкель в период приема Прозака застрелил обоих своих родителей, затем принес 9-мм пистолет, винтовку 22-го калибра и пистолет 22-го калибра в свою школу в Терстоне, где убил двух одноклассников и ранил еще 22.

1999: 17-летний Эрик Харрис вместе с Диланом Клеболдом убил 12 учеников, одного учителя и самого себя и ранил еще 23 человека во время стрельбы в школе Колумбайн; ему прописали Zoloft, а затем Luvox, после этого он купил дробовик 12-го калибра через подставного покупателя, и 9-мм TEC-DC9.

2001: Кристоферу Питтману, 12-летнему ребенку, прописали Золофт, который вызвал у него возбуждение, нервозность и тактильные галлюцинации; Питтман рассказывал психиатру Ланетт Аткинсу, что после приема препарата слышал голоса, говорящие ему: «Убей, убей, сделай это, сделай это». Он взял дробовик 410-го калибра и застрелил своих бабушку и дедушку, а затем сжег их дом.

2001: Андреа Йейтс утопила всех пятерых своих детей. Она принимала Эффексор и страдала от «иллюзий бесноватой одержимости». Убийство ее детей привело к тому, что Эффексор включил «мысли об убийстве» в список побочных эффектов лекарства. Хотя это редкий побочный эффект, проявляющийся у одного из 1000 пациентов, в 2005 году было выписано и выполнено более 19 миллионов рецептов. По оценкам исследователей, 19 000 человек страдают от мыслей об убийстве из-за лекарства.

2005: 16-летний Джефф Вайз принимал 60 мг прозака в день, самую высокую дозировку для взрослых, когда он застрелил своего деда, подругу своего деда, убил 10 студентов в Ред-Лейк, штат Миннесота, и ранил еще 12, прежде чем застрелиться. Он был вооружен пистолетом 40-го калибра, пистолетом 22-го калибра и дробовиком 12-го калибра.

2008: Стивену Казмерчаку прописали Прозак, Занекс и Амбиен, снотворное, за три недели до расстрела в Университете Северного Иллинойса. С помощью трех пистолетов (один под патрон 9 мм и два под патрон .380 ACP) и одного дробовика он убил шесть человек и ранил 21. Казмерчак перестал принимать антидепрессанты, «потому что из-за них он чувствовал себя зомби».

2009: Через две недели после начала приема Lexapro Роберт Стюарт пошел на работу своей бывшей жены в «Pinelake Health and Rehab» и открыл огонь. Он убил восемь пожилых пациентов и ранил еще троих — по его словам ничего не помнит.

2012: Джеймс Холмс, также известный как убийца из фильма «Бэтмен», принимал Сертралин. Он пришел на показ «Темного рыцаря» с двумя пистолетами 40-го калибра, винтовкой .223 в стиле AR и дробовиком 12-го калибра, убив 12 человек и ранив 70 человек. В его личной записной книжке, которую он отправил своему психиатру в тот же день, когда стрелял, указано, что по мере того, как лекарства уменьшали его тревогу, он терял страх перед последствиями своих действий. По мере того, как дозировка становилась выше, его мысли становились все более навязчивыми и психотическими.

2013: Аарон Алексис был гражданским подрядчиком, работавшим на военно-морской верфи в Вашингтоне, и ему прописали Тразодон, который действует так же, как SSRls, для повышения уровня серотонина в мозгу. Он пришел на верфь, убил 12 человек и ранил еще восемь.

2014: Иван Лопес был 34-летним солдатом США, который застрелил 15 своих товарищей, убив троих на своей базе в Форт-Худе, штат Техас. Он обращался к психиатру в Управлении по делам ветеранов, которое известно тем, что прописывает лекарства в чрезмерных количествах. Лопес принимал антидепрессанты SSRls во время стрельбы и его последующего самоубийства.

dylann-roof

Дилан Руф (стрельба в Чарльстонской церкви)

2015: С того момента, как это произошло, стрельба в Чарльстонской церкви была признана актом расcистcкого преступления против чернокожих. Но через два года после того, как Дилан Руф застрелил девять человек и ранил еще одного, суд обнародовал документы, которые показывают, что к убийствам привело скорее психическое здоровье, чем ненависть. Документы подтвердили, что он принимал антидепрессанты.

2016: Аркан Четин, которому было всего 20 лет, вошел в торговый центр Cascade, где застрелил четырех женщин и одного мужчину, который позже скончался в больнице. Записи показывают, что Цетин находился под наблюдением психиатра и принимал лекарства от депрессии и синдрома, включая Прозак.

У этого списка нет конца. А с учетом законов о конфиденциальности пациентов получать информацию о лекарствах и диагнозах психического здоровья людей становится все труднее и труднее, даже несмотря на все большее доказательств о связи между SSRls и насилием.

В 1996 году был принят Закон о переносимости и подотчетности медицинского страхования, обычно называемый HIPAA, усложняющий раскрытие информации о медицинском обслуживании человека, диагнозе и отпускаемых по рецепту лекарствах. Из-за этого общественность часто не знает, какие лекарства принимали эти люди и могло ли это повлиять на их действия.

Просто взглянув на публичные расстрелы за последние пять лет, можно увидеть огромный список убийц, которые, вероятно, принимали SSRls. Вот некоторые из них: Зефен Ксавер и стрельба в SunTrust Bank; Ян Дэвид Лонг и стрельба в ночном клубе Thousand Oaks; Трэвис Рейнкинг и стрельба в Waffle House; Николас Круз и стрельба в школе Паркленд, ФлоридаДевин Патрик Келли и стрельба в церкви в Техасе…

Насилие и психические заболевания 

Мало кто обращает внимание на роль таких факторов повышенного риска насилия, как злоупотребление психоактивными веществами, насильственная виктимизация, социальное положение и другие.

Национальный институт психического здоровья (ECA) провел эпидемиологическое исследование о взаимосвязи между психическими заболеваниями и насилием, в котором приняли участие 10 024 участников из группы риска. Ежегодный риск насилия, связанный с одним только серьезным психическим заболеванием, составляет всего 4%.

emotion-pills

Риск насильственного поведения повышается в определенных демографических подгруппах, в частности, среди молодых людей, лиц с низким социально-экономическим статусом и тех, кто злоупотребляет наркотиками или иными психоактивными веществами. Эти риски статистически предсказывают насилие, независимо от наличия психических заболеваний.

Таким образом, люди с серьезными психическими заболеваниями действительно несколько чаще совершают насильственные действия, чем люди, не страдающие психическими заболеваниями, но подавляющее большинство из них не агрессивны по отношению к окружающим. Более того, если люди с психическими заболеваниями ведут себя агрессивно, это часто — хотя и не всегда — происходит по тем же причинам, что и люди без отклонений. Насилие — это сложная социальная проблема, которая чаще всего обусловлена многими причинами, помимо психических заболеваний.

Согласно исследованию MacArthur Violence Risk Assessment Study (MVRAS), злоупотребление психоактивными веществами значительно сильнее влияет на массовые всплески насилия, чем изначальное психическое здоровье пациентов.

Пациенты с психическими проблемами, не злоупотребляющие препаратами или алкоголем, представляют примерно такие же риски проявления насилия, как и здоровые люди из их подгруппы.

Депрессия в США полностью гипердиагностирована

Не все диагнозы «депрессия», которые ставятся в США, отвечают клиническим критериям диагностики клинической депрессии, требующей медикаментозного лечения. Для постановки диагноза пять или более симптомов должны присутствовать большую часть дня каждый день в течение как минимум двух недель, и симптомы должны быть достаточно серьезными.

Реальность такова, что большинство пациентов, у которых диагностируют депрессию и впоследствии пьют антидепрессанты, на самом деле не подходят для нее. В одном исследовании только 38,4% соответствовали критериям Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), а среди пожилых людей эта доля была еще ниже. Только 14,3% лиц в возрасте 65 лет и старше соответствовали диагностическим критериям.

Гипердиагностика и чрезмерное лечение депрессии распространены в американских сообществах и приводят к трагедиям.

Причем тут оружие?

gun-freezones

Массовые расстрелы с 1950 по 2019 год проходили в 94% случаев в зонах, где оружие запрещено (guns free zones)

Общая мировая тенденция после резонансных массовых расстрелов искать виновных среди людей с психическими заболеваниями и доступности оружия, оборот которого в большинстве стран мира итак серьезно ограничен. Предпринимаемые меры сводятся к предложению по ограничению прав людей с психическими заболеваниями, а также прав законопослушных граждан на владение гражданским оружием.

Посредством СМИ нагнетается в обществе мнение об опасности психически больных людей и угрозах доступности огнестрельного оружия как основных причин расстрелов. Однако многие исследования, проведенные западными научными аналитическими центрами, говорят о более серьезных проблемах, приводящих к подобным трагедиям.

В качестве превентивных мер борьбы с доступностью оружия рекомендуют всеобщую проверку биографических данных покупателей оружия, запрет на «Штурмовое оружие» и магазины с боеприпасами большой емкости, а также пресечение незаконного оборота оружия путем усиления правоприменения и штрафов и ослабления стандартов доказывания для судебного преследования обвиняемых.

Другие возлагают основную вину за массовые расстрелы на невылеченные психические заболевания и людей с отклонениями в психике, и предлагают создавать национальные базы данных лиц с психическими заболеваниями.
Но эксперты в области психического здоровья категорически выступили против того, чтобы делать козлами отпущения людей с психическими заболеваниями — подавляющее большинство из которых, как показывают эпидемиологические данные, никогда не будут применять насилие по отношению к другим.

Люди с психическими расстройствами не должны нести ответственность за насилие с применением огнестрельного оружия в целом. Также как и права законопослушных владельцев оружия должны соблюдаться.

В страхе перед оружием создаются законы, которые основываются не на исследованиях, а на идее, что ужесточение законов об оружии само по себе сможет обеспечить людям большую безопасность.

gun-control-guide-major-federal-acts-red-flag

В США в связи с этим был приняты «законы о красных флагах» — это новейшее законодательство об оружии, проходящее через Конгресс. Считающиеся «защитным ордером», законы о красных флагах, позволяют члену семьи или сотруднику правоохранительных органов подать прошение о временном изъятии у кого-либо огнестрельного оружия, если на их взгляд оно будет сочтено угрозой. Определение «угрозы», четко в законе не прописано.

Также были введена национальная система проверки биографий по каждой сделке купли -продажи оружия, даже между частными лицами. Например, если есть сведения об «умственной отсталости» человека, о случаях принудительной госпитализации в психиатрическую больницу, о причастности к домашнему насилию, это может лишить его права на приобретение огнестрельного оружия.

Однако спорный вопрос об эффективности такой системы. Так со стрельбой в церкви Сазерленд-Спрингс в 2017 году Девину Патрику Келли было запрещено покупать огнестрельное оружие из-за военного трибунала в 2012 года, однако это не помешало ему приобрести винтовку 5,56 типа AR, данных его биографии система не выявила. Он убил 26 человек и ранил еще 20, жертв могло быть больше, если бы его не остановили два соседа с ружьем.

Контроль над огнестрельным оружием, психическое здоровье и SSRls: какое решение?

Когда дело доходит до массовых расстрелов, простого решения нет. Насилие, особенно беспорядочное насилие, представляет собой сложное проявление различных мыслей, чувств и внешних факторов. Но невозможно полностью остановить массовые убийства, игнорируя тот факт, что определенные психоактивные вещества, в том числе препараты SSRls, играют значительную роль в этих насильственных действиях.

Очевидно, что контроль над огнестрельным оружием не является решением проблемы, поскольку количество массовых расстрелов увеличилось за последние 30 лет, в то время как было принято немало законов о контроле над огнестрельным оружием. Отнятие огнестрельного оружия у законопослушных граждан не решило проблему.

gun-ownership-in-america-4

Вместо этого должен повышаться уровень охраны психического здоровья граждан. Врачи должны обучать пациентов и информировать их о рисках приема препаратов, а также уделять время тому, чтобы объяснять тревожные сигналы близким. Если пациенты принимают лекарства от психического расстройства, включая депрессию, им следует обратиться к специалисту в области психического здоровья и пройти курс лечения психических расстройств, психотерапии. В конце концов, лекарства — даже лекарства от психических заболеваний — не решают проблему, а только маскируют симптомы. Люди же, особенно на начальных этапах развития психических заболеваний, предоставлены сами себе и нередко начинают злоупотреблять препаратами, не имея должного контроля со стороны системной психиатрии.

Пациенты должны учиться принимать на себя ответственность за свою жизнь, улучшая свое здоровье, прежде чем принимать таблетки, изменяющие сознание, чтобы они чувствовали себя хорошо. Здоровая диета, физическая активность и время, проведенное на природе, помогут улучшить настроение и облегчить симптомы легкой депрессии.

А как обстоит дело в России с массовыми убийствами? Чем обусловлен всплеск насилия среди молодежи с применением огнестрельного оружия?

Читайте скоро в продолжении…

По материалам  Psychreg Journal of Psycholgy 

ПОДДЕРЖИТЕ НАШ ПРОЕКТ ПОМОЩИ СЕМЬЯМ — «ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРИЕМНАЯ»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *