«Угрозы законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия», — Швабауэр Анна Викторовна

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в разных вариациях многократно лоббировался в России. Анализ всех его редакций показывает, что законопроект является юридически несостоятельным и крайне опасным для института семьи.

1. Понятие «семейно-бытовое насилие» 

В 2019 г . Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» (далее — ПФЗ или законопроект) (1).

Согласно статье 2 ПФЗ «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Законопроект запрещает причинение «физического и (или) психического страдания», которое «не содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Однако причинение «физических страданий» в форме вреда здоровью любой степени тяжести, истязания, побоев уже запрещено Кодексом РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП) (ст . 6.1.1) и Уголовным кодексом РФ (далее — УК) (статьи 111, 112, 115, 116 .1, 117 и др.). Так, ст. 6.1.1 КоАП предусматривает санкцию за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль…». При повторных побоях применяется ст. 116.1 УК. Другими словами, насильственное причинение боли уже запрещено . Какое «физическое страдание» остаётся за пределами норм УК и КоАП? Логичный ответ: «не причиняющее боль»! Что такое «физическое страдание», не причиняющее боль? Вероятно, авторы проекта желают воплотить в закон достижения юридической мысли Комитета ООН по правам ребёнка, который в Замечаниях общего порядка № 8 (2006) закрепил запрет на применение к детям физической силы, если причиняется дискомфорт, каким бы лёгким он не являлся (п. 11). К этому можно отнести одёргивание за руку, плечо, не причиняющие боли. Физический дискомфорт людям может доставить что угодно: сильно проветренная комната, горячий суп и др.

Рассмотрим второй запрет законопроекта — причинение психических страданий. По ст. 117 УК уже наказуемо «причинение физических и психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственны- ми действиями…». Какое психическое страдание остаётся за пределами этой нормы? Не обусловленное «насильственны- ми действиями»! В контексте семейной жизни такими «страданиями» может закончиться любая ссора.

Согласно ст. 5. 61 КоАП уже запрещено «оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» . Что остаётся за пределами этого запрета? Видимо, критика, поскольку она нередко порождает у человека чувство печали, то есть, «страдания», запрещённого законопроектом. Однако без критики не обходится ни одна семья.

Итак, любые споры между супругами, любые воспитательные меры по отношению к детям могут стать основанием для включения карательных механизмов законопроекта. Самое интересное, что законопроект запрещает не только причинение «страданий», но даже «угрозы» их причинения. ПФЗ является противоестественным с точки зрения человеческой жизни.

2. О выделении семейной сферы в законопроекте.

Попытка выделения семейной сферы как особо опасной неприемлема. Нет никаких данных, которые доказывали бы особенную криминогенность семьи. Напротив, по статистке подавляющее число преступлений совершается вне семьи (2).


В СМИ, в некоторых органах власти, международных структурах распространяется ложная статистика о преступлениях, совершаемых в семье. В решении Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» сказано, что в нашей стране якобы «около 14 000 женщин ежегодно погибают от рук мужей или родственников» (п. 44). Источник этой неверной статистической информации прямо назван в решении ЕСПЧ — «Теневой доклад» Комитету ООН по искоренению дискриминации женщин (данные за 2010–2015 годы), подготовленный региональной общественной организацией помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации «Информационно-методический центр «Анна». Эту НКО Минюст РФ в 2016 г. внёс в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

В действительности в нашей стране по данным ГИАЦ МВД РФ в 2015 году в результате насилия в семье погибло 1060 человек: 304 женщины и 756 мужчин, среди них 36 детей (3). Таким образом, НКО завысило цифры в 46 раз, иные лица их «легитимировали» через ЕСПЧ. Отметим, что в 2018 году женщин-жертв в семье стало ещё меньше — 253 убитых (4). Накрутка статистики, осуществляемая заинтересованными НКО, финансируемыми западными грантодателями, позволяет сформировать в общественном сознании ложное представление о повышен-ной криминализации института семьи и необходимости введения более жёстких санкций в отношении её членов.

3. Защитные предписания как форма профилактики СБН

Одна из главных целей закона о СБН — внедрить в законодательство и в практику такой инструмент как защитные предписания.

По законопроекту в случае поступления в полицию сообщения от любых лиц о факте семейно-бытового насилия либо его угрозе незамедлительно может быть вынесено защитное предписание (ч. 1 ст. 24). При этом не требуется никаких доказательств, не установлено никакой процедуры выдачи предписания.

Защитным предписанием нарушителю будет запрещено вступать в контакты, общаться с пострадавшим, в том числе по телефону, через «Интернет», предпринимать попытки выяснять место его пребывания (ч. 3 ст. 18 ПФЗ). ПФЗ предполагает выселение нарушителя из жилья, поскольку иного способа его практической реализации нет.

Итак, сообщение в полицию об «угрозе насилия» может привести к моментальному вынесению запрета на общение членам этой семьи, без суда и следствия . Это означает отмену презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ). С учётом того, что «насилие» по законопроекту включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, «угрозы» такового имеются в каждой квартире.

Предписание может быть выдано на 30 суток и продлено до 60 суток (ч. 4 ст. 24 ПФЗ). Ничто не мешает недобросовестным гражданам подавать очередные заявления об «угрозе» насилия каждый раз по истечении срока предписания, как это делается в западных странах. В результате любой человек абсолютно бездоказательно может быть лишен на неопределённый срок: неприкосновенности частной жизни (ст. 23 Конституции РФ), права на воспитание детей (ст. 38 Конституции РФ), неприкосновенности собственности (ст. 35 Конституции РФ), права на жилище (ст. 40 Конституции РФ), свободы передвижения (ст. 27 Конституции РФ), свободы со- вести и права действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции РФ). Кроме того, грубо подрываются: право на труд (ст. 37 Конституции РФ), поскольку неожиданный запрет на доступ к своему жилью приведёт к лишению граждан возможности нормально продолжать реализацию своих трудовых прав и обязанностей; право на здоровье (ст. 41 Конституции РФ), поскольку дома могут остаться необходимые лекарства и т. п., а доступ к ним оказывается внезапно закрыт.

Законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия создаётся параллельная система «права», в которой не работают базовые принципы уголовного права и процесса.

Рассмотрение судом дел в рамках уголовного процесса по действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ (далее — УПК) позволяет установить все обстоятельства дела, изучить доказательства, представляемые сторонами дела, гарантирует презумпцию невиновности (ст. 14 УПК), состязательность процесса (ст. 15 УПК), право на защиту подозреваемому (ст. 16 УПК) и др. А законопроект не даёт никаких гарантий, позволяя обвинить в одностороннем порядке любого гражданина, лишить его доступа к своему жилью и к другим членам семьи при наличии признаков неадекватно определённого «насилия». Причём, если человек будет пытаться уклоняться от исполнения предписания, его отправят под арест.

Законопроект (в противоположность УК и КоАП) не знает сроков давности привлечения к ответственности. Недобросовестные граждане могут ссылаться на факты «бытового насилия», имевшие место в далёком прошлом, чтобы создать проблемы человеку в настоящем.

Помимо полицейского защитного предписания законопроект предусматривает судебное защитное предписание (ст . 25), которое в дополнение к мерам, предусмотренным для полицейского предписания, может возложить на нарушителя следующие обязанности: «1) пройти специализированную психологическую программу; 2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации; 3) передать лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию, их личное имущество, документы, если они удерживаются нарушителем» (ч. 4 ст. 25 ПФЗ). Срок действия такого предписания составляет от 30 суток до одного года.

Понятно, что слова «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении» могут тол- коваться крайне расширительно и представляются верхом цинизма с учётом запрета на общение с членами семьи, который иначе и не исполнить, кроме как путём выселения. При этом уклонение от исполнения предписания грозит арестом.

4. Действующее законодательство РФ содержит достаточное количество норм, направленных на защиту жизни и здоровья любых лиц

Как правило, сторонники законопроекта указывают на проблему уклонения правоохранительных органов от возбуждения уголовных дел, поскольку, например, побои по ст. 116.1 УК отнесены к делам частного обвинения. Тем не менее, по делам частного обвинения (побои, причинение лёгкого вреда здоровью) уголовное дело может быть возбуждено «и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы» (ч. 4 ст. 20 УПК).

Стоит указать на наличие в УПК статьи 105. 1 «Запрет определённых действий», предусматривающей в качестве меры пресечения, в том числе, запрет на приближение к определённым объектам. Такая мера применяется при наличии реальных признаков преступления (а не надуманных элементов «семейного насилия») и в рамках строгих уголовно-процессуальных процедур (а не с фактической презумпцией вины обидчика, закреплённой законопроектом).

Существует также ФЗ РФ от 20 августа 2004 г . № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Он предусматривает спектр мер защиты, которые могут быть применены как до возбуждения уголовного дела, так и после его прекращения (переселение в другое место жительства, помещение в безопасное место и др.). Имеются и иные нормативные акты, защищающие граждан от преступного насилия. Если существующие законы некачественно функционируют, то это повод для работы с правоприменением, а не для принятия антиконституционных правовых актов.

5. Зарубежная практика

Зарубежный опыт применения законов о противодействии семейному насилию подтверждает их использование в манипулятивных целях, разрушение ими основ института семьи, доказывает несостоятельность механизмов законопроекта. В США судьи выдают защитные предписания при простом намёке на домашние сложности (5 . Как следствие, в 2008 году в Штатах 72 % защитных пред- писаний было выдано без реальных оснований6 . В исследовании, проведённом по заказу Департамента юстиции США, отмечено, что запретительные ордера «не являются эффективными для предотвращения физического насилия» (7).

В Германии закон, направленный на противодействие домашнему насилию путём выдачи охранных ордеров, подвергается основательной критике (8). В частности, адвокат по семейному праву Д . Клостерхарц пишет: этот закон — база для серьёзнейших злоупотреблений на практике, правовой инструмент для шантажа мужчин женщинами. Адвокат метко именует данный закон «молотом ведьм», желающих оперативно получить квартиру мужчины в своё личное пользование (9).

Многие юристы Болгарии уверены в том, что Закон Болгарии «О защите от насилия в семье» от 29 марта 2005 г. используется для злоупотреблений подателями жалоб. Некоторые судьи прямо заявляют: женщины очень часто обращаются к этому закону для того, чтобы выкинуть мужчину из собственного жилья (10).

Преступному насилию, совершаемому в семье, конечно, следует противодействовать, но не путём создания условий для её уничтожения, а за счёт очистки СМИ, Интернета от информации, провоцирующей преступления; господдержки пропаганды традиционных семейных ценностей; восстановления классической системы образования; обеспечения занятости детей и молодежи в реальной общественно- полезной (а не виртуальной) деятельности; принятия мер, направленных на недопущение алкоголизации населения; создания условий для лечения от алкогольной (наркотической) зависимости; восстановления должной системы оказания психиатрической помощи и т .п .

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» является юридически несостоятельным, нарушает конституционные права граждан, игнорирует основные начала уголовного и административного права и процесса, противоречит принципам семейного права, имеет криминогенный характер, создаёт предпосылки для разрушения института семьи и обострения социальных противоречий в обществе.

_______________________________________________________

  1. http://council.gov.ru/media/files/rDb1bpYASUAxolgmPXEfKLUIq7JAARUS.pdf.
  2. https://ouzs.ru/news/kriminolog-k-yu-n-e-timoshina-o-realnoy-statistike-semeynogo-nasiliya-za-2018-god/
  3. https://rvs.su/statia/zhyony-gibnut-rezhe-muzhey-i-namnogo-rezhe-chem-hotyat-govorit-feministki
  4. https://regnum.ru/news/society/2777954.html
  5.  “If you got any hint whatsoever there’s a problem, sign the restraining order”//«Judicial Training», 1995, p. 14.
  6.  Foster BP. Analyzing the cost and effectiveness of governmental policies. Cost Management Vol. 22, No. 3, 2008.
  7. Судебные ордера на охрану от жестокого обращения. Обзор законодательства и практики применения гражданско-правовых охранных ордеров, обеспечивающих правовую защиту от домашнего насилия в США. Второе изд. М., 1999. С. IV-2.
  8. https://manndat.de/feministische-mythen/haeusliche-gewalt/das-gewaltschutzgesetz-schuetzt-frauen-vor-gewalttaetigen-partnern.html.
  9. https://www.yumpu.com/de/document/read/32769160/gewaltschutz-gutachten-kloster-harz-2001pdf-vater-aktuell.
  10.  https://www.theadvocatesforhumanrights.org/uploads/final_report_2_3.pdf

ШВАБАУЭР АННА ВИКТОРОВНА, кандидат юридических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *